Home > 
 Поиск

Доклад Архиепископа Омского и Сибирского Тихона на Епархиальом Собрании в Австралии 24 августа 2009 года

     Дорогие о Господе отцы, братия и сестры!

     Более года тому назад мы собирались с Вами здесь, на Богохранимой Австралийской земле для того, чтобы воссоздать Австралийскую Епархию Русской Зарубежной Церкви, организовать для нормальной жизни Епархии необходимые комиссии и комитеты. Милостью Божией, Епархия живет, появились новые храмы, – как видимое свидетельство Божиего благословения на ваши труды в ответ на вашу жертвенность, а скорее – на вашу верность Христу и Его Церкви. Но, как всегда в таких случаях, видимым успехам сопутствуют искушения и внутренние скорби, которые пришлось пережить и вам. Это лишний раз свидетельствует о том, что исконный враг рода человеческого – диавол – не дремлет и делает все возможное, чтобы ради уничтожения Церкви Христовой, используя страсти человеческие, вползти в ограду Церкви и рассорить христиан между собой, посеять раздоры, смутить и рассеять паству. Это его главная и постоянная задача – разрушить Истинную Церковь, о Которой Господь сказал: «созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее». Конечно, уничтожить Церковь дьяволу не удастся НИКОГДА, но урон нанести Церкви он может, отрывая от Тела церковного отдельные части – группы людей; и мы невольно можем этому способствовать – нежеланием прощать брата своего, нежеланием примириться ради Христа и Церкви, что является следствием отсутствия любви среди нас. Кстати, умаление любви в среде христиан – есть признак последних времён. Но на эту тему мы поговорим отдельно…  

       Для нас, рассуждающих православных людей, становятся очевидными умножающиеся в мiре из года в год признаки конца человеческой истории, и это находит подтверждение в том, что произошло с Русской Зарубежной Церковью, которая долгие годы была «цитаделью Истинного Православия»: оказались «прельщены даже избранные» из среды её архиереев и духовенства. Те же, кто остался верным Истине, должны беречь в своей среде мир и единство во Христе, отстаивать Истину без ожесточения, избегая недобросовестных методов, свойственных «ревнителям не по разуму». Ибо диавол способен прельщать и верных в их стремлении к утверждению Истины, коварно внушая им агрессивные, подчас истерические идеи и домыслы в виде борьбы с врагами Православия, толкая их на путь такой “борьбы за Истину”, которая окажется на руку только ему, ибо несет в себе разрушительный потенциал большой мощности, раскалывая остаток верных Христу и Его Церкви на мелкие осколки. Нам нельзя не учитывать эти факторы.

     Итак, прошел год, и с Божией помощью мы имеем возможность провести очередное Епархиальное собрание для разрешения назревших вопросов, без решения которых Епархии будет сложно в дальнейшем осуществлять свою главную миссию – содействовать спасению тех, кто ищет спасения и проповедовать Истинное Православие на Австралийском континенте.

     Но  для начала позвольте поделиться с вами размышлениями о внутренней и внешней жизни Русской <WBR>Истинно-Православной Церкви исходя из реалий сегодняшнего дня. Ибо за прошедший год, после нашей встречи здесь, в Сиднее, произошел целый ряд событий и в Церкви, и в мiре, которые многое изменили и могут еще изменить в нашей с вами жизни. 

     Первое, на чем я хочу остановиться – это состоявшийся осенью прошлого 2008 года первый Освященный Собор нашей Церкви. Без преувеличения можно сказать, что по своей значимости событие это было таким же важным событием для Церкви в России, как и три Всезарубежных Собора для РПЦЗ, которые собирались в разные периоды мiровой истории и решали актуальные для Церкви вопросы, – каждый раз новые, – отвечая на вызов, предъявляемый Церкви апостасийным мiром. Для примера замечу, что на втором Всезарубежном Соборе было 78 участников, у нас было 76. Освященный Собор принял ряд важных для Церкви решений, которые определили Её бытие на ближайшие годы, а может быть, и на десятилетия. Конечно, нужно учесть, что это первый Собор нашей Церкви, и при его организации, несомненно, были допущены какие-то ошибки, но «на ошибках учатся». Будем надеяться, что Господь еще отведет человечеству время, и на следующем Освященном Соборе мы исправим наши упущения.

       Какие же важные, принципиальные  решения были утверждены <WBR>Собором? 

     Одним из главных, на мой взгляд, решений  Собора было прославление во святых Отцов-Исповедников Катакомбной Русской Церкви и вместе с ними – третьего Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви Святителя Филарета. Это был наш долг – присоединить к сонму Новомучеников этих поистине великих Исповедников. Прославлением их мы не восприняли дерзновенно не принадлежащие нам права, как нас в этом сейчас обвиняют наши недавние собратья. Мы лишь засвидетельствовали перед Богом для самих себя и для нашей паствы, что наши Отцы предстоят ныне пред Божиим Престолом и молятся о своих немощных чадах, то есть о нас. Не мы их прославили, а Господь – за их служение Церкви Христовой в тяжелейших условиях российских катакомб. Прославление – это деяние наших сердец, благодарность нашим Отцам. Как еще по-другому православное сердце может ее выразить? Только прославлением во святых и уже не частной келейной молитвой к ним, а общецерковной. Ведь прославление земной Церковью – это лишь констатация факта, – того, что давно уже свершилось в Церкви Небесной. Это касается  и прославления Святителя Филарета, благодарность которому за его труды для Русской Церкви не только за рубежом, но и на Родине по-другому выразить просто невозможно.

     Когда в Катакомбной Церкви не стало  епископов, духовенство и паства российских катакомб поминали Святителя  Филарета как Первоиерарха единой Поместной Российской Церкви, хотя и разделенной временно государственной границей на две части – российскую (катакомбную) и зарубежную. Именно в этом смысле Святитель Филарет называл наши Церкви – Катакомбную и Зарубежную – «Церквами-сестрами». Не в каноническом, подчеркиваю, смысле, который относится к Поместным Церквям, а в контексте той исторической обстановки, при которой обе части Русской Церкви находились в состоянии самоуправления. Это надо правильно понимать, чтобы не было по этому поводу никаких спекуляций или передергивания. Владыка Филарет благословил восстановление канонического епископата для Катакомбной Церкви в России. И не случайно апостольское преемство в Русской Истинно-Православной Церкви было восстановлено не греками, не румынами или кем-то еще, а именно Зарубежной РУССКОЙ Церковью – в этом проявился особый Промысел Божий о Поместной Российской Церкви. Этим Господь засвидетельствовал, что тысячелетнее единство духовной и канонической традиции в Русской Церкви не пресеклось, что Русская Церковь по-прежнему является Поместной, несмотря на гонения и попытки уничтожить Ее физически и нравственно. Это очень важно понять – духовное и каноническое единство в Русской Церкви не пресеклось, оно было бережно сохранено за границей и с любовью возвращено на Родину, в Россию. Русская Церковь не погибла, Она продолжает Свое бытие, Она едина, хотя и состоит сейчас из двух частей, сложившихся исторически – российской и зарубежной. Но это ОДНА, единая Поместная Русская Церковь. Вот почему Освященный Собор РИПЦ прославил Первоиерарха РПЦЗ Святителя Филарета вместе с Отцами-Исповедниками Катакомбной Церкви – это наше свидетельство перед Богом о том, что Русская Православная Церковь ЕДИНА. И что мы, Ее чада, должны не разделяться друг с другом, а напротив – беречь и укреплять каноническое и духовное единство Поместной Российской Церкви. 

       Канонизация Освященным Собором РИПЦ <WBR>третьего  Первоиерарха РПЦЗ Митрополита  Филарета не означает, что Ее  два предыдущих великих <WBR>Первоиерарха, Митрополиты Антоний и <WBR>Анастасий,  не прославлены у Господа; это  не значит, что мы не благодарны им за их святительский труд и служение, как нас в этом сейчас упрекают. Прославлением Святителя Филарета мы лишь исполнили то, чего в силу различных обстоятельств уже не мог исполнить Владыка Митрополит Виталий. Прославление же Святителей Антония и Анастасия – это дело, надеемся, ближайшего будущего. Это дело, в первую очередь – Зарубежной части Русской Церкви, которая должна поднять этот вопрос, как только станет крепко на ноги.

     Другим  важным деянием Собора было установление общецерковных покаянных дней для особенного молитвенного воспоминания и покаяния за себя и своих предков в грехах вероотступничества и богоборчества (начавшегося в феврале 1917 года с клятвопреступления и не прекращающегося по сей день). Замечу, что сейчас идет написание покаянной службы, посвященной этим событиям.

     На  первом Всезарубежном Соборе в 1921 году Зарубежная Церковь очень близко подошла к этому деянию, но все  же завершить его не смогла. Осмелюсь предположить, не потому, что тогда  в РПЦЗ было много февралистов, как  обвиняют в этом Зарубежную Церковь ее враги, а потому, что окончательно это деяние могло, и должно было, завершиться на Родине. Зарубежная Церковь как часть Поместной Российской Церкви начала этот процесс в 1921 году, в последующие десятилетия идейно его обосновала, чтобы другая часть Поместной Русской Церкви – в России – его завершила. Иными словами, чтобы покаяние было совершено ПОЛНОТОЙ Русской Церкви, Её обеими частями – Русской и Зарубежной. Для кого-то, возможно, такое утверждение покажется дерзновенным, если учесть тот факт, что нас по сравнению со всем русским народом очень мало. Но у Господа, как мы знаем, лепта вдовы может превысить в очах Божиих все богатства мiра, и наша покаянная слеза, если она будет искренней и от всего сердца, тоже может если не изменить судьбы мiра, то, по крайней мере, продлить его бытие, чтобы еще не одна человеческая душа, искренне ищущая  Христа, обрела Его.

     Следующим важным деянием Собора было принятие вероисповедных принципов Русской  Истинно-Православной Церкви. Хочу обратить ваше внимание на обвинения, которые появились после Освященного Собора и принятия на нем экклесиологических основ РИПЦ. Нас обвиняют в том, что мы якобы отступили от принципов, заложенных Первоиерархами РПЦЗ. Речь идет о решении Собора, которое касается отношения к современной Московской патриархии и ее таинствам.

     Впрочем, еще до Освященного Собора, когда  не была известна даже его повестка дня, в этом же был обвинен Митрополит Филарет (Вознесенский). Один из наших недавних собратьев в статье «Две традиции Русской Зарубежной Церкви» обвинил Владыку Филарета в том, что он сошел с пути, проложенного Митрополитами Антонием и Анастасием. Идея эта, собственно, не новая, и родилась она не вчера. Впервые публично выдвинул её Андрей Псарев для того, чтобы обосновать соединение Зарубежной Церкви с Московской патриархией. Автор статьи «Две традиции…» лишь скопировал эту идею для идейного обоснования собственного раскола.

     Действительно ли Митрополит Филарет, а вслед за ним и Русская Истинно-<WBR>Православная Церковь, отошли от принципов, заложенных Митрополитами Антонием и Анастасием? Действительно ли в РПЦЗ было «две традиции»? Вопрос этот принципиален. Не вдаваясь в длительные богословские рассуждения, коротко отметим, что Зарубежная Церковь во все время четырех Первосвятителей пребывала не в статическом, неподвижном состоянии: она развивалась, и в то же самое время изменялся (правильнее было бы сказать – деградировал) остальной мiр, в том числе и «официальное» или «мiровое православие». Процесс отступления не стоял на месте. При Митрополите Антонии он проявился в одном – в открытом богоборчестве в России и только что зародившемся сергианстве. Митрополит Антоний и вместе с ним основанная им Зарубежная Церковь соответственно реагировали на вызов своего времени. И их тоже обвиняли (и обвиняют по сей день!) в отступлении от пути, или «традиции», дореволюционной Русской Церкви. При Митрополите Анастасии ситуация в мiре существенно изменилась. Апостасийный мiр предъявил Зарубежной Церкви новые требования, каковых не было при Митрополите Антонии: все поместные Церкви признали советскую церковь и вошли с нею в общение, а, кроме того, для самих зарубежных иерархов и паствы Московская патриархия стала большим искушением: многие соблазнились ее мнимым «возрождением» и ушли в МП. И Митрополит Анастасий, чтобы уберечь своих собратьев и свою паству от поглощения МП, на вызов своего времени реагировал по-своему. Видя все большее срастание МП с коммунистическим режимом в СССР, он пошел дальше Митрополита Антония, не только оградив РПЦЗ от общения с МП, но публично объявив ее иерархов слугами антихриста. В своем духовном завещании он запретил иметь с МП вообще какое-либо общение, а не только молитвенное и евхаристическое. Означает ли это, что он отошел от принципов Митрополита Антония? Нет, он просто реагировал на вызов своего времени так, как должен был, и как этого требовало само положение Церкви в отступающем мiре. Будь в это время жив Митрополит Антоний, он поступил бы точно также.

     Митрополит  Филарет, соответственно, жил в более  новую эпоху – в эпоху активно развивающегося экуменизма. Его реакция на новый виток апостасии, выразившаяся в анафематствовании экуменизма и всех, соучаствующих в нем, была не уступкой «бостонской идеологии», как утверждают Андрей Псарев и вслед за ним еп. Дионисий и свящ. Тимофей Алферовы, а ответом на новый вызов апостасийного мiра. В этом проявился не отход от принципов Митрополитов Антония и Анастасия, а продолжение их пути в новых условиях, каковых не было при его предшественниках. Поэтому следует говорить не о «двух традициях» в РПЦЗ, а об одной традиции, а правильнее сказать – экклесиологии Поместной Русской Церкви, продолженной Митрополитом Антонием и его преемниками в новых исторических условиях. Ведь кардинально изменился не только мiр, существенно изменилась за прошедшие десятилетия и советская патриархия, и «официальное мiровое православие» в целом. Не замечать этих изменений, игнорировать их православная совесть не может. 

     Однако  это касается и нас с вами. Мы живем в условиях, когда экклесиологические принципы, выраженные нечетко, дали повод к их двусмысленному толкованию и были использованы определенными силами внутри РПЦЗ для Ее разложения, что и привело значительную часть Зарубежной Церкви в Московскую патриархию. Имеем в виду не только так называемый «киприанизм» – в разное время и у разных иерархов РПЦЗ отношение к сергианству тоже было разным, от строго православного до либерально-снисходительного. Не нужно упрощать проблему, сведя все к «киприанизму» или «бостонской идеологии». Падение значительной части РПЦЗ в унию требует серьезного осмысления – почему это произошло, почему это вообще стало возможным в Зарубежной Церкви? Здесь упрощенными схемами ничего не объяснишь, слишком сложные духовные процессы мы переживаем. Катастрофа Зарубежной Церкви выпадает из ряда повседневных духовных явлений, – она сродни той, что случилась в Русской Церкви 80 лет назад, то есть в 1927 году, и последствия ее для Русской Церкви, – и для мiра в целом, – будут не менее трагичны… Но это тема для отдельного серьезного разговора.

     Вот почему делать вид, что мы живем в  ту же эпоху, что и наши Первосвятители, – даже по человеческим меркам некорректно  и нечестно. Ведь никто не решится  утверждать, что Московская патриархия в 1927 году, когда была реальная угроза для жизни каждого из ее апологетов, а также в 1961 году, когда под давлением советского режима она вошла во Всемiрный совет церквей, – одна и та же идейно и экклесиологически, что и в 2009 году, когда она добровольно избрала своим патриархом самого одиозного из ее экуменических иерархов.

     Сегодня мало кто осмелится серьезно утверждать, что за прошедшие десятилетия (почти  столетие), когда на глазах у миллионов  людей менялись целые эпохи и  сами люди менялись, в МП не произошло  никаких изменений. Действительно, разве она не прошла процесса деградации, не пережила несколько этапов отступления, а говоря проще, – разве она не переродилась из «церкви-блудницы» в «церковь лукавнующих»? Очевидно, что патриархия стала другой. Поэтому изменился не курс Истинной Русской Церкви по отношению к патриархии, как не изменился и курс «официального православия» в отступлении от Христа. В этом смысле традиция у нас не изменилась, как и их традиция не разрывалась. Изменилось само время, в котором мы живем, изменилась степень отступления апостасийного мiра от Христа– и поэтому мы, находясь в новых условиях, продолжая путь и традицию наших предшественников, вынуждены соответствующим образом отвечать на вызов уже нашего времени. Именно таким ответом были «Экклесиологические основания РИПЦ», утвержденные Собором.

     И последнее важное деяние Собора –  разработка и утверждение Положения  о РИПЦ – уставного документа, по которому (после святых канонов) должна строиться наше церковная  жизнь. До Собора мы естественно, хотя и вынужденно, пользовались Положением о РПЦЗ, но жизнь показала, что, разработанное в начале 1950-х годов для Зарубежной Церкви, это Положение не во всем соответствует нынешним условиям церковной жизни в России. Конечно, в Положении о РИПЦ еще возможны уточнения, ведь мы, фактически, только в начале нашего пути. Но главное, что начало положено, и в основу его заложен не личностный, авторитарный, а соборный принцип церковного устроения. Положение о РИПЦ создавалось не под конкретного человека или группу людей, как это часто случается, а таким образом, чтобы соборный принцип церковной жизни в РИПЦ ни при каких обстоятельствах не мог быть нарушен; или же, если по человеческой немощи это вдруг случится – законным соборным путем мог быть исправлен. Любой непредвзятый наблюдатель, ознакомившись с Положением о РИПЦ, подтвердит это. Помоги нам, Господи, не сойти с этого основополагающего для Церкви Христовой соборного пути.

     Таковы  основные мысли, которыми хотелось поделиться в связи с прошедшим Освященным Собором.

     Хочу  вкратце затронуть еще одну тему, на первый взгляд нас не касающуюся. Речь идет об избрании патриархом МП митрополита Кирилла (Гундяева). Как бы в продолжение разговора о непрерывающейся традиции, замечу, что избрание именно такого архиерея своим первосвятителем – явление эпохальное, свидетельствующее о глубинном и необратимом повреждении всей их экклисии. Поэтому из 150 архиереев избрали патриархом именно митр. Кирилла. И вопрос о том, согласно большинство духовенства и паствы МП с экуменизмом своих иерархов или нет, – больше не актуален. Они приняли избрание патриархом Кирилла Гундяева, поминают его на проскомидии, причащаются с ним из одной Чаши – значит, они вместе с ним несут ответственность за отступление МП от Христа независимо от того, разделяют они экуменические взгляды своего патриарха или нет. Избрание нового патриарха МП – это явный призыв Божий для тех, в ком совесть еще жива: если они смирятся, не покинут «церкви лукавнующих», то через два-три года они уже не способны будут отличить добрых духов от злых.

     Говоря  об этом, мы лишь констатируем очевидный факт: если совесть православного христианина способна смириться с избранием в патриархи такого человека как Кирилл Гундяев, способна смириться с тем, чтобы мистически быть с ним одним телом, почитая его своей главой, – такой гибкой совести будет очень легко признать над собой и власть антихриста.

     Следует сказать также о католических и иудейских симпатиях нового патриарха. По-видимому, не случайно новый  римский папа с большим энтузиазмом  и надеждой воспринял избрание патриархом МП митр. Кирилла. Не исключено, что в ближайшее время мы станем свидетелями евхаристического общения между католиками и МП.

     Не  будем забывать также, что после  присоединения в 2007 г. части Зарубежной Церкви к МП, тем, кто отказался  от унии, митрополит Кирилл дал «на размышление» 5 лет. С возведением его на патриарший престол это предупреждение становится особенно зловещим для всех инакомыслящих. Особенно же для тех, кто, находясь в РПЦЗ-МП, не поминает советского патриарха, наивно надеясь, что так будет продолжаться вечно.

     Это ближайшая перспектива нашего с  вами церковного бытия…

     Хочу  затронуть еще одну, важную для  Истинного Православия тему, –  тему единства Истинно-Православных Церквей  пред лицем апостасии. Трагическая  реальность нашего времени такова, что на фоне все более усиливающегося отступления «официального православия» от Христа, на фоне все большей консолидации так называемого «мiрового православия», Истинное Православие все более и более дробится на множество друг друга не признающих (а порой даже анафематствующих друг друга) групп. Это явление духовно ненормальное. Мало того, что оно ослабляет свидетельство Истинного Православия в мiре, дискредитирует Истинное Православие в глазах миллионов обманутых апостасийным «православием» людей – оно порождает внутри самого Истинного Православия нездоровые духовные явления, с которыми все сложнее и сложнее бороться. Вот почему движение к единству Истинно-Православных Церквей должно быть для всех нас приоритетным

     Вы  знаете о том, что между Русской  Истинно-Православной Церковью и Истинно-Православной Церковью Греции (Синод Архиепископа Хризостома) установились дружественные отношения. Мы надеемся на вступление наших Церквей в Евхаристическое общение. Однако необходимо сказать, что у этого общения есть противники (не внутри наших Церквей, а извне), которые делают все возможное, чтобы Евхаристического общения между нашими Церквями не состоялось. Конечно, есть между нами и некоторое разномыслие: мы по-разному видим возможность присоединения к Истинно-Православной Церкви из «официального православия», конкретно для РИПЦ – из МП. Это обусловлено двумя разными традициями, исторически сложившимися в Поместных Церквях – Русской и Греческой. В Греческой Церкви принимают через перекрещивание, мы же прибегаем к этому чину принятия в Церковь только в крайних случаях, применяя икономию, как это было утверждено Святейшим Синодом дореволюционной Российской Церкви. Каждый конкретный случай рассматривается индивидуально, и окончательное решение принимает архиерей. Потому что у нас не только разные традиции, разный опыт, но и разные условия церковной жизни. Мы должны учитывать эти условия, если хотим пребывать не в «законсервированном» состоянии, а миссионерствовать, свидетельствовать мiру об Истинном Православии. Пример нашего Омского прихода научает нас тому, что если бы мы применяли более строгие условия приема в РИПЦ (перекрещивание или мvропомазание), большинству наших нынешних идейных прихожан мы поставили бы серьезное препятствие для воссоединения с Истинной Церковью – это очевидный факт. Так же обстоит дело и в других наших приходах: люди присоединяются к Церкви через покаяние, воцерковляются, постепенно исцеляются от болезней, приобретенных в МП, и становятся идейными, убежденными истинно-православными христианами. Да, в России и в Греции разный опыт (в том числе и дореволюционный), поэтому мы должны уважать традиции друг друга и не навязывать свои традиции другой стороне. К сожалению, эта мысль для некоторых членов ИПЦ Греции не так очевидна, как для нас, поэтому разномыслие в этом вопросе может стать помехой на пути к Евхаристическому единству. Однако вопрос чиноприема для нас – вопрос очень важный и принципиальный, здесь нельзя действовать по заранее намеченной схеме, ибо речь идет о спасении живой человеческой души, – сотен (если не тысяч) человеческих душ. В нашей Церкви, по Положению о РИПЦ и согласно уже принятому Соборному Определению, вопрос изменения чиноприема мiрян может решаться Архиерейским Собором. Мы надеемся на милость Божию, – на то, что с Божией помощью мы сумеем объяснить греческим собратиям позицию нашей Церкви, а они, со своей стороны, правильно поймут нас. Ведь разные традиции в чиноприеме не только мiрян, но и духовенства не были препятствием для них, когда они получали архиерейские хиротонии от РПЦЗ.

     /.../

     Вот те принципиальные вопросы, которыми я  хотел с вами поделиться. Сейчас же перейдем к рассмотрению Епархиальной жизни Австралийской Епархии и местных проблем. В заключение же своего доклада скажу кратко о том, что пришло время всем нам, чадам Истинной Русской Церкви, переосмыслить нашу прежнюю жизнь, наши взаимоотношения друг с другом, наше отношение к Церкви и к собственному спасению. Мы должны понять, что нас очень мало, и с каждым годом становится все меньше и меньше. Мы живем в страшные, по многим признакам последние времена, когда диавол «ходит яко лев, рыкая, ища кого поглотить». Не в переносном, а в буквальном смысле этого слова. Посмотрите, что руками людей он сделал со славной Зарубежной Церковью. Не то ли он пытается сейчас сделать и с нами? Я подчеркиваю – именно руками людей, то есть – используя человеческую немощь, нежелание прощать, понять друг друга, а проще говоря – нежелания следовать заповеди Господа о любви к ближнему. К сожалению, в повседневной суете жизни мы забываем слова Преподобного Серафима Саровского о том, что цель нашей жизни заключается в стяжании Духа Святого. Когда же мы выступаем на подвиг стяжания Духа Святого, наше сердце, неприметно для нас, созидается для Духа Божия, изменяется сама природа нашего существа, для нашего духовного взора становится видна каждая греховная соринка, и, однажды замеченная, она требует немедленного удаления. Мы начинаем осознавать недопустимость и малейшей тени красования своим «Я», ибо самый тонкий вид самолюбия является преградой для вселения Духа Божия в сердце человека. И здесь я хочу выделить главное - малейшее попрание чужой личности, даже на уровне принятого помысла, рассматривается как преступление, как грех против любви, против образа Божия в человеке, он противен Духу Божию и отгоняет Его. А жизнь без Духа Божия – пуста и безблагодатна. Поэтому мы должны стремиться к совершенной чистоте и полноте любви как идеалу христианина в своих взаимоотношениях в среде верных Христу и Его Церкви.

     Так давайте же, дорогие отцы, братья и сестры, следовать заветам Святых Отец наших. Попытаемся смотреть друг на друга не как люди, живущие по законам плоти, по законам падшего естества, а как люди духовные, стараясь сохранить церковное единство, со всею степенью ответственности за судьбу доверенной нам Господом Русской Церкви! Нас слишком мало. В главном – в вере – мы едины, в вере нас ничего не разделяет – а все остальное, человеческое, приложив все свои усилия, будем стараться с Божией помощью преодолеть и разрешить в духе мира и заповеданной Господом любви, руководствуясь словами Самого Спасителя: «По тому все узнают, что вы МОИ ученики, если будете иметь любовь между собою».       
 

     С Божией помощью и благословением приступим. 

     +Архиепископ Тихон 

 

 

 

Дополнительно см.:

1. Архипастырский визит в Австралию Архиепископа Тихона и Архиепископа Вениамина

catacomb.org.ua/modules.php

 

2. Фоторепортаж о архипастырском посещении Австралии Архиепископом Тихоном и Архиепископом Вениамином в 2009 году
catacomb.org.ua/modules.php

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Church Life. Periodicals of the Synod of Bishops of the Russian True Orthodox Church.
For quoting a link on "Church Life" is obligatory.