Home > 
 Поиск

Поездка в Bougival. К жизнеописанию основательницы Леснинского монастыря Игумении Екатерины.

Послушница Татиана,

Леснинский женский монастырь Пресвятой Богородицы,

Провемон, Франция

 

Поездка в Bougival

 

Кто не получает наш «Листок», еще не знает о поездке на дачу Тургенева в Bougival, в память основательницы нашей обители, Матушки Екатерины.

 

Найдя в газете сообщение о музее И.С. Тургенева в Буживале, мы отправились туда в ближайшее воскресенье. Причиной нашей поездки был горячий интерес не столько к русской литературе, сколько к истории нашего монастыря и к личности Матушки Екатерины. Дело в том, что в конце 1870-х Матушка, в то время молодая графиня Ефимовская, «сопровождала одну больную девушку за границу: в Ментону и Париж. Там она познакомилась с И.С. Тургеневым, который одобрял и поощрял её литературную работу», как сказано в книжечке воспоминаний о Матушке (Париж, 1926).

Откуда у нас уверенность, что Матушка посещала Тургенева именно в Буживале?



Дом И.С. Тургенева в Буживале

Абсолютной уверенности нет, но есть очень большая вероятность. Матушка поехала во Францию, по-видимому, весной или летом 1878 или 1879 года - после того, как провела несколько месяцев в постели, сильно обжегши ногу в 1877 году, а потом ещё преподавала в Москве. О Тургеневе же известно, что с 1875 года он проводил с семьёй Виардо каждое лето на вилле Les Frênes (Ясени) в Буживале под Парижем. Став признанной знаменитостью в Европе, Тургенев всю свою известность, всё своё влияние и связи с переводчиками и издателями обратил на служение русской литературе. Молодые писатели засыпали его рукописями - он никому не отказывал: помогал и советом, и деньгами. Есть воспоминания о том, как он принимал посетителей именно в Буживале: в рабочем кабинете или под ясенями в парке. Вот почему в музее мы, прежде всего, хотели видеть кабинет и парк.

 

В кабинете И.С. Тургенева

За письменным столом в этом кабинете написаны многие произведения, в том числе и самые «русские». Поразил сам вид стола: стоит письменный прибор с гусиным пером и маленький портрет Полины - и всё. Писал от руки. Образцы перед нами, в музейных витринах под стеклом: письма и речи по-французски, стихотворения в прозе и страницы романов - по-русски. Вот лежит страничка: «...Ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!» Помимо письменного в кабинете есть ещё и чайный стол - накрытый, с бубликами и сушками. Рядом с ним - большой портрет Полины. Над камином - портрет её дочери Диди, а около камина - платье дочери на специальной стойке. Не надо этому удивляться, Диди жила на datcha подолгу и много времени проводила около Тургенева. Нам же это платье помогло ощутить стиль эпохи. Может быть, графиня Ефимовская как раз в таком платье как раз вот тут и стояла во время визита.

О чём они говорили? Разумеется, о литературе, но, возможно, и о том, что происходит в России помимо литературы. У Тургенева наверняка была особая симпатия к творчеству этой писательницы, потому что у них были общие вкусы. В книжке воспоминаний о Матушке сказано, что «она писала хорошие стихи, которые печатались в Русском Вестнике Каткова и в Руси Аксакова. Она писала также повести, часть которых была напечатана». Своей склонностью как к прозе, так и к поэзии Матушка отличалась от других писателей второй половины XIX века. Равно и Тургенев - отличался от других авторов русского реалистического романа тем, что был хорошим поэтом. В 1870-е годы русские собеседники не могли избежать темы «хождения в народ». И опять их взгляды совпадали. Тургенев скептически относился к народническому движению, что высказал в своём романе Новь (1877). Графиня Ефимовская ненадолго подпала под влияние народовольцев в ранней молодости, но к моменту встречи с Тургеневым уже отнюдь не разделяла их иллюзий. Она выросла в «крепкой и благочестивой русской семье» и «всю жизнь не отходила от этих благочестивых преданий». Тут мы встречаем серьёзные расхождения и в воспитании, и в мiровоззрении двух собеседников. Отец Тургенева вовсе не верил в Бога, а мать считала себя верующей, но православие презирала как веру «мужицкую». Результатом этого воспитания стало отсутствие веры в Бога: в 1847 году Тургенев писал Полине Виардо: «Я предпочитаю Богу Прометея - ... Образ бунтаря и индивидуалиста». К 1870-м он утратил веру уже и в ценности своего времени: красоту, искусство, любовь. Смятение перед безсмыслицей смерти - вот что мы видим в его текстах 1870-80-х.

Неудивительно, что умирать ему было страшно. Умирал Тургенев мучительно в 1883 году, тоже в Буживале, в спальне на втором этаже. Мы зашли в спальню, взглянули на постель, где он скончался, на фотографии на стенах: проводы тела в Петербург, посмертная маска - на лице выражение удивительной красоты, покоя и мягкой силы, а следов страданий нет совсем. В смертный час, когда измученный морфием мозг уже никого не узнавал, Тургенев встрепенулся и произнёс: «Вот Царица из цариц!». Полина не поняла о чём он, но мы поняли. Батюшка и певчие спели ему в спальне тихонько: «Вечная память». Позже сёстры сказали: «Кто-то его вымолил. Уж не Матушка ли? За Аксаковых она молилась».

 

На балконе у комнаты, в которой скончался Тургенев

Оказалось, что Буживаль совсем близко — километров 10-15 от Fourqueux, где наш Леснинский монастырь обосновался по приезду во Францию, и где мы жили 17 лет. Никто тогда и не подозревал, что Матушка Екатерина когда-то была совсем недалеко. И Матушка Екатерина, когда беседовала с Тургеневым, не могла подумать, что через 90 лет совсем недалеко будут подвизаться её сёстры и постриженицы.

Источник: lesnianka.livejournal.com/10210.html

Сайт Леснинского женского монастыря Пресвятой Богородицы:

www.monasterelesna.org

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Church Life. Periodicals of the Synod of Bishops of the Russian True Orthodox Church.
For quoting a link on "Church Life" is obligatory.