Поиск

Еп

«Мене, Текел, Перес»[1]

В данном критическом докладе о так называемом «великом и «святом соборе», состоявшемся в 2016 г. в Колимвари на о-ве Крит я постараюсь объяснить, почему этот собор вызвал возмущение среди последователей мирового православия, хотя в действительности ничего нового для них там не обсуждалось. Мы начнем анализ упомянутого собора с провозглашаемых целей этого собора, продолжим анализом идиосинкразической реакции консерваторов от мирового православия на этот собор и закончим анализ рассмотрением тщетной промежуточной позиции тех, кто остается в мировом православии. В конце концов, мы продемонстрируем, что Истинное Православие с его мудростью и проницательностью одержало победу.

Так называемый «всеправославный великий» и святой собор» представлял собой собрание епископов мирового православия и проходил с 17 по 26 июня 2016 г. в Колимвари на о-ве Крит (Греция). Вопреки ожиданиям, только десять из четырнадцати поместных православных церквей приняли участие в этом соборе. Всего за несколько дней до открытия собора о своем отказе от участия объявили Московский, Антиохийский, Болгарский и Грузинский патриархаты.

На этапе предварительного планирования предлагались различные варианты названия для данного собора. Его обсуждали как «экуменический собор» и «всеправославный собор». В конечном итоге было выбрано название «великий и святой собор». Это название впервые было озвучено американкой греческого происхождения Д-ром Элизабет Х. Продрому на конференции, состоявшейся в 2007 г. в штате Иллинойс (США).

Д-р Продрому утверждала, что «необходимо провести православный собор, который бы показал понимание, готовность к компромиссу и активному участию в сегодняшней реальности всемирного религиозного разнообразия». Д-р Продрому является преподавателем в области мирного разрешения конфликтов, а ранее работала в качестве дипломатического работника - заместителя председателя и уполномоченного комиссии США по международной религиозной свободе (с 2004 по 2012 г.), а также была членом рабочей группы госсекретаря США по религии и внешней политике (с 2011 по 2015 г.); кроме того, она была советником Константинопольского патриархата.

Первоначально цели собора, выдвинутые предсоборным совещанием, включали в себя следующие вопросы:

· Православная диаспора

· Процедура предоставления автокефалии

· Процедура предоставления автономии полу-независимым церквям в автокефальных церквях

· Диптихи

· Церковный календарь. Собор должен способствовать общности практики.

· Канонические препятствия к браку, особенно в случае браков между христианами.

· Пост. Следует ли изменять правила относительно поста по средам и пятницам?

· Отношения с неправославными исповеданиями, такими как римско-католическая церковь, англиканская церковь

· Экуменическое движение

· Вклад православия в укрепление мира, братства и свободы.

Темы диптиха, церковного календаря и экуменического движения быстро исчезли из предлагаемой повестки. Темы календаря и экуменического движения, безусловно, оправдывают созыв собора, но данный собор и не собирался заниматься решением таких вопросов. Вопрос же изменений относительно поста был переформулирован и лишь поверхностно обсуждался в незначительном и расплывчатом итоговом документе.

В общем и целом, собор работал над шестью темами; по итогам было выработано восемь документов, включающих:

  • Энциклику великого и святого собора православной церкви
  • Послание великого и святого собора православной церкви
  • Важность поста и его соблюдения в наше время
  • Отношения православной церкви с остальным христианским миром
  • Автокефалия и порядок ее провозглашения
  • Православная диаспора
  • Таинство брака и препятствия к нему
  • Миссия православной церкви в современном мире.

Документы, озаглавленные «Автокефалия и порядок ее провозглашения», «Православная диаспора», «Таинство брака и препятствия к нему», а также «Миссия православной церкви в современном мире» в основном ничего важного не сообщают и не предлагают путей решения актуальных проблем. Как и все документы этого собора, они полны цитат из Священного Писания и трактатов святых Отцов Церкви, однако совершенно не имеют намерения идти путем этих Отцов.

Документы, озаглавленные «Послание великого и святого собора православной церкви» и «Энциклика великого и святого собора православной церкви», оба представляют собой витиеватые документы в стиле «Нью Эйдж» (New Age)[2] с характерными для него декларациями всеобщего мира и всеобщей любви, - а это игнорирует в основе своей то, что истина единственна и абсолютна. В документе под названием «Энциклика великого и святого собора православной церкви» мы можем найти излюбленный предмет публики - так называемого «зеленого патриарха», а проще говоря, экологию, рассуждения о которой заполняют добрую часть текста. Здесь вновь мы можем отметить лукавую игру слов, направленную на то, чтобы обмануть даже самого ревностного православного верующего. Как бы то ни было, все эти слова вводят в заблуждение, потому что, как мы увидим дальше, этот собор был организован вовсе не в интересах сохранения чистоты Православной Веры.

Документ, озаглавленный «Миссия православной церкви в современном мире» - это не более чем проповедь о социальной справедливости. Документ, посвященный православной диаспоре, говорит о комитетах для решения всеправославных вопросов, естественно, делая в них представителя вселенского патриархата председателем ex officio, т.е. по обязанности. В статье 6.2 утверждается, что вышеупомянутый орган[3] «изучает и определяет канонический статус тех местных общин региона, которые не имеют отношения к святейшим православным автокефальным церквам»[4].

Документ под названием «Важность поста и его соблюдения в наше время» начинается с определения степени актуальности вопроса, утверждая: «В церковной практике, свидетельствуемой на протяжении веков, существовало разнообразие не только в отношении продолжительности поста перед Пасхой, но и в отношении количества и содержания прочих постных периодов, которые сформировались под влиянием различных факторов, прежде всего, литургической и монашеской традиций, с целью надлежащей подготовки к великим праздникам»[5]. При этом документ однозначно не сообщает о том, что традиция Православной Церкви издавна определяла такие нормы и правила относительно поста. Документ упоминает о следующих постах: Великом; по средам и пятницам; а также о Рождественском посте, о Петровском посте (хотя новостильники из-за нового календаря не всегда соблюдают этот пост), а также об Успенском посте. Данный документ упоминает термин «икономия» в Церкви, но не уточняет, что икономия не может использоваться повсеместно; а скорее, её следует применять в каждом случае индивидуально, таким образом, чтобы строгое соблюдение правил («акривия») не менялось или не отменялось, но позволяло бы ввести для некоторых послабления в соблюдение правил.

Документ «Отношения православной церкви с остальным христианским миром» является лживым документом. Первое же утверждение гласит: «Православная Церковь, будучи Единой, Святой Соборной и Апостольской Церковью, … занимает главное место в деле продвижения христианского единства в современном мире».[6] Что означает это «христианское единство»? Означает ли это единство с еретиками? Конечно, означает. Но Церковь вовсе не призвана «способствовать продвижению христианского единства», но единственно только призывать обратно тех, кто впал в ересь.

Этот документ продолжает декларировать то же самое, используя игру слов. Он гласит: «Ответственность Православной Церкви в отношении единства, равно как и ее вселенская миссия, были выражены Вселенскими Соборами».[7] Здесь они оставляют простор для интерпретации терминов «вселенский» как «экуменический» - подобно тем, кто хотел бы вложить в «экуменическое движение» смысл «вселенского», как он используется в выражении «Вселенский Собор». Когда они употребляют слово «вселенское» вместе со словом «единство», и особенно «христианское единство», мы можем понять, что они подразумевают под этим экуменическое движение[8].

В дальнейшем документ становится более ясным, когда он говорит, что Православная Церковь «первенствовала в поиске путей и способов восстановления единства верующих во Христа, принимала участие в экуменическом движении с момента его появления и вносила свой вклад в его формирование и дальнейшее развитие. Кроме того, Православная Церковь, которой присущ дух вселенскости и человеколюбия, в согласии с божественным произволением «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:4), всегда трудилась ради восстановления единства христиан. Вот почему участие православных в движении за восстановление единства с другими христианами в Единой Святой Соборной Апостольской Церкви нисколько не чуждо природе и истории Православной Церкви, так как последовательно выражает апостольскую веру и Предание в новых исторических условиях».[9] Это утверждение – полная ложь. Да, Церковь хочет «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины», но это не достигается каким-либо движением за восстановление единства, но скорее возвращением еретиков в истинную веру. Участие в любом таком движении за христианское единство, подразумевающее торг по вопросам веры, которые уже были определены раз и навсегда, или включающее совместную молитву с еретиками, как раз в высшей мере «чуждо природе и истории Православной Церкви». Церковь всегда верила в существование Единой Церкви, с одним вероучением и четко очерченными границами, - именно с этой позиции мы и строим дальнейшее обсуждение в этом тексте.

В пункте 5 говорится: «Современные двусторонние богословские диалоги, которые ведет Православная Церковь, равно как и ее участие в движении за восстановление единства христиан, основываются на ее православном самосознании и духе вселенскости, и имеют целью поиск утраченного единства всех христиан на основе истины веры и предания древней Церкви семи Вселенских Соборов.»[10] Термин «двусторонние богословские диалоги» приводит нас к мысли о том, что Православие направлено не на то, чтобы вернуть еретиков к истине, но скорее, к тому, что возможно равноценное обсуждение как Православия, так и ересей, словно и у того, и у другого есть свои хорошие стороны. «Ее участие в движении за восстановление единства христиан», здесь так четко артикулированное, основывается не на провозглашаемой «истине веры», но идет прямо наперекор Священным Канонам, запрещающим совместную с еретиками молитву.

В пункте 6 мы читаем, что Православная Церковь, «исходя из богословских и пастырских соображений, благожелательно и положительно смотрела на диалог с остальными христианами на двустороннем и многостороннем уровнях и на участие в экуменическом движении новейших времен вообще, веря, что таким образом она несет активное свидетельство о полноте Христовой истины и о своих духовных сокровищах тем, кто находится вне ее, преследуя объективную цель – подготовить путь к единству.»[11] Мировое православие безоглядно бросилось в экуменизм со времен энциклики 1920 года, выпущенной Константинопольским патриархатом, и каковы же плоды? Еретики стали еще более закоренелыми еретиками, в то время как православные стали «вселенскими еретиками», объединившись в молитве со всеми прочими еретиками. Святой апостол Павел учит нас отвращаться от еретика после первого и второго вразумления (Тит 3:10).

В пункте 11 данного документа мы читаем: «в случае, когда какое-либо богословское различие преодолеть невозможно, богословский диалог может продолжаться, а отмеченное разногласие по конкретному вопросу фиксируется и сообщается всем поместным православным церквам для принятия в дальнейшем необходимых действий.»[12] Итак, это означает, что даже если так называемые православные расходятся с еретиками в вероучении, диалог может продолжаться при простой фиксации разногласий и постановке вопроса о том, что делать дальше. Да, и в самом деле, чтó же можно будет сделать дальше?

Пункт 15 гласит: «После успешного завершения работы какого-либо богословского диалога на всеправославном уровне принимается решение о восстановлении церковного общения, которое должно основываться на консенсусе всех поместных православных церквей.»[13] Таким образом, необходимым условием для восстановления церковного общения утверждается не однозначно «отказ еретиков от своей ереси», но скорее успешное завершение работы по какому-либо богословскому диалогу. В первую очередь, как это вообще возможно организовать такой богословский диалог, если мы знаем нашу Веру? (знаем основания нашей Веры). И потом, если диалог был «успешным», по их мнению, тогда все поместные «православные» церкви могут принять решение о восстановлении церковного общения.

Пункт 19 данного документа утверждает, что «православные церкви – члены ВСЦ (всемирного совета церквей)… глубоко убеждены, что экклезиологические предпосылки Торонтской декларации «Церковь, церкви и всемирный совет церквей» (1950) имеют основополагающее значение для участия православных в совете.»[14] Этот пункт весьма произвольно подбирает некоторые положении Торонтской декларации 1950 г., однако опускает многие возмутительные утверждения этой Торонтской декларации. Здесь мы позволим себе привести только пять из них:

1. «Не случайно сами церкви воздерживаются от детального и точного определения сущности Церкви.»[15] Очевидно, для того чтобы согласиться с Торонтской декларацией, нужно признать, что мировое православие НЕ ИМЕЕТ детального и точного определения сущности Церкви.

2. «Всемирный совет церквей не может и не должен основываться на какой-либо одной, определенной концепции Церкви.»[16] Всемирный совет церквей не основывается ни на одной из каких-либо определенных концепций Церкви, значит, производным постулатом следует считать положение о том, что «мировое православие» совместно со всеми еретическими организациями формируют «Церковь».

3. «Церкви – члены всемирного совета признают на основе Нового Завета, что Церковь Христова одна».[17] Но очевидно, что это не та Церковь, которую мы имеем в виду, когда как Православные мы исповедуем «Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». Всемирный совет церквей здесь декларирует, что все разнообразнейшие ереси и «мировое православие» составляют одну церковь, у которой не имеется - или которая и не нуждается в единстве вероучения.

4. «Церкви-члены сознают, что их членство в церкви христовой более всеобъемлюще, чем членство в их собственных церквах…». «Они признают, что есть члены церквей «за стенами» ее (имеется в виду, вне стен или за их границей), что они «равным образом» принадлежат к церкви и даже что есть «церковь вне церкви». Это признание находит свое выражение в том факте, что за очень небольшим исключением христианские церкви признают законным крещение, совершаемое другими церквами.» [18] Здесь вновь утверждается «церковь» без границ, составленная из членов еретических организаций.

5. «Основной принцип экуменического движения состоит в том, что каждая Церковь имеет положительную задачу, которую она выполняет в своей сфере. Ее задача состоит в том, чтобы искать братства со всеми теми, кто, не будучи членом одной и той же видимой группы людей, вместе принадлежит к одной и той же мистической группе. А экуменическое движение – это платформа, на которой это братство можно искать и обрести.»[19] Последователи мирового православия, как члены всемирного совета церквей, верят, что они участвуют в обретении некоей «мистической группы», включающей членов различных видимых организаций еретиков.

Возвращаясь к документу под названием «Отношения православной церкви с остальным христианским миром», мы видим, что статья 20 гласит: «Перспективы проведения богословских диалогов православной церкви с остальным христианским миром всегда определяются на основе принципов православной экклесиологии и канонических критериев уже сформировавшейся церковной традиции, - в скобках они дают эту ссылку (7-й канон Второго и 95-й канон Пято-Шестого Вселенских соборов)»[20]. Однако, если мы прочитаем 7-й канон Второго и 95-й канон Пято-Шестого Вселенских соборов, то мы увидим, что оба документа практически идентичны, и ни один из них не имеет ничего общего с ведением богословских диалогов с еретиками, но скорее однозначно говорит о вернувшихся в Православие из ереси, а также он гласит:

«Присоединяющихся к православию и к чести спасаемых из еретиков, приемлем, по следующему чиноположению и обычаю. Ариан, Македониан, Наватиан, именующих себя чистыми и лучшими, четырнадцатидневников, или тетрадитов, и Апполинаристов, когда они дают рукописания и проклинают всякую ересь, не мудрствующую, как мудрствует Святая Божия Кафолическая и Апостольская Церковь, приемлем, запечатлевая, то есть помазуя святым миром во первых чело, потом очи, и ноздри, и уста, и уши, и запечатлевая их глаголем: печать дара Духа Святаго. А о бывших Павлианами, потом к Кафолической Церкви прибегших, постановлено: перекрещивать их непременно. Евномиан же, единократным погруженипем крещающихся, и Монтанистов, именуемых здесь Фригами, и Савеллиан, держащихся мнения о сыноотечестве, и иное нетерпимое творящих, и всех прочих еретиков, (ибо много здесь таковых, наипаче выходящих из Галатийской страны): всех, которые из них желают присоединены быть к православию, приемлем, якоже язычников. В первый день делаем их Христианами, во второй оглашенными, потом в третий заклинаем их, с троекратным дуновением в лице, и в уши: и тако оглашаем их, и заставляем пребывать в церкви, и слушать писания, и тогда уже крещаем их.»[21]

Цитирование указанным документом Святых Канонов есть абсолютное введение в заблуждение и само по себе уже способно обличить авторов «святого и великого собора 2016 г.».

Статья 22 данного документа утверждает: «Православная Церковь считает, что любые попытки разделить единство Церкви, предпринимаемые отдельными лицами и группами под предлогом якобы охранения или защиты истинного Православия, подлежат осуждению. Как свидетельствует вся жизнь Православной Церкви, сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры и канонического порядка.»[22] Данное положение содержит три ложных положения. Первое пытается заставить нас поверить в то, что глас церковного народа не принимался во внимание во времена вероучительных кризисов – но это наглая ложь. Второе лестное положение отрицает существование «разбойничьих» соборов или соборы, которые позже не были признаны православными. А в-третьих, вышеуказанная цитата убедительна только для тех, кто верит или все еще хочет продолжать верить в то, что иерархи, собравшиеся в Колимвари на Крите, действительно являются православными иерархами.

Статья 23 данного документа призывает христиан «исключить всякую практику прозелитизма»[23]. Таким образом, они так же призывают своих верующих, в свою очередь, воздержаться от попыток приводить людей к свету Православия.

Что касается статьи 24, то ее стоит опасаться! Она говорит: «Православная церковь сознает тот факт, что в ответ на новые условия и новые вызовы современного мира движение за восстановление единства христиан принимает новые формы.»[24] Одна лишь только мысль о таких неопределенных «новых формах» внушает, по меньшей мере, тревогу!

Теперь, после анализа документов «святого и великого собора», мы предлагаем приступить к анализу целей собора и далее перейти к вопросу о том, почему данный собор вызвал такие волнения у последователей «мирового православия».

Так каковы же были цели и задачи этого «святого и великого собора», и ради чего он был созван? В истории Церкви Соборы созывались во времена, когда возникала угроза искажения Православной Веры ересями. Тогда Собор решал, осудить ли ересь или ереси, и еретики отторгались от тела Церкви. На данном же соборе еретики были призваны в качестве «наблюдателей» собора. Ни в одном из документов даже не было упоминания самих слов «еретик» или «еретический». Варфоломей говорил о еретиках, присутствующих в качестве наблюдателей, как о «работниках на виноградниках Господних». Может ли кто-нибудь представить себе, чтобы, например, Арий получил похвалу Святых Православных Отцов как «работник на винограднике Господнем»?! Да упаси Бог!

Действительно важные вопросы, которые планировались к обсуждению (такие, как вопрос календаря в православной церкви) вообще не затронули, а, попросту говоря, «запрятали под сукно стола».

«Архиепископ» Анастасий Албанский описал, каким будет этот собор по своей сути, в своем интервью, которое он дал еще до начала данного собора, сказав следующее: «Этот собор представляет собой нечто абсолютно новое и доселе невиданное, что поможет сравославию вступить в новую эпоху». Скорее всего, этим он озвучил гораздо больше, чем сам собирался сказать. Они будут рады оставить путь Святых Отцов и теперь ведут церковные дела в «новом и доселе невиданном» стиле, который приведет тех, кто последует по этому пути, в «новую эпоху» («new age»)[25].

Первой задачей каждого собора всегда было подтверждение истинности последних из состоявшихся соборов, непосредственно предшествовавших этому, и принятых ими решений и канонов. Например, Собор великого святителя Фотия (879-880 гг.) принял решение назвать предыдущий Собор «7-м Вселенским Собором». Тогда не было практики называния соборов «Вселенскими» еще до их проведения – только последующий собор мог дать наименование предшествующему. Так мог ли этот Критский собор вновь подтвердить решения Собора святителя патриарха Фотия от 879-880 гг. (вынесшего осуждение Филиокве) или решения Паламитских соборов 1341-1351 гг.? Думается, что не мог, поскольку оба упомянутых события по сути своей были анти-папистскими. Настоящий собор 2016 г. начался с утрени и Божественной литургии в церкви святого Минаса в Ираклионе на Крите, в которых участвовали паписты, протестанты и монофизиты, - а, следовательно, их официальное участие в совместной молитве с последователями мирового православия является прямым нарушением Священных Канонов.

Предлагаю исследовать один из особенно интересных вопросов, затрагиваемых, когда мы говорим о «святом и великом соборе 2016 г.». Я был совершенно изумлен тем фактом, что так много последователей «мирового православия» крайне негативно отнеслись к этому собору. Последователи «мирового православия» принимали самое живое участие в экуменическом движении на протяжении уже почти сотни лет. Настолько, что экуменизм стал частью вероучения «мирового православия». Наблюдая за ним, мы понимаем вопрос нашего Господа в тех стихах Евангелия от Луки, что часто приводятся в искаженном переводе, а на самом деле должны звучать как: «Обáче Сы́нъ человѣ́ческiй при­­шéдъ ýбо обря́щетъ ли [си́] Вѣ́ру на земли́?» (Лк 18:8)[26].

Этот собор не провозгласил ничего еретического, что превосходило бы все те ереси, которые проповедовались на протяжении почти всего XX века экуменистами из мирового православия. Почему же этот собор вызвал реакцию такого резкого неприятия у последователей мирового православия?

Я думаю, что могу без труда резюмировать ответ на вопрос, почему консерваторы, принадлежащие к мировому православию, так трагически восприняли собор на Крите. Они объявили этот собор еретическим, однако ересь экуменизма – это то, к чему они давно уже должны были привыкнуть в своей «церкви».

В завершающей речи по случаю окончания собора 2016 г. «патриарх» Варфоломей заявил, что он идет «путем, намеченным энцикликой 1920 г.». Эта печально известная энциклика Константинопольского патриарха от 1920 г. провозгласила, что необходимо изменить церковный календарь, для того чтобы отмечать праздники совместно с еретическими организациями запада. Никого из них не волновало, что в таком случае православные больше не смогут все вместе проводить посты и отмечать праздники, - главное, чтобы они могли праздновать их вместе с папой Римским. Именно на это негативно отреагировали истинно-православные Греции и других стран, когда они поняли причину, по которой изменился церковный календарь. Они совершенно справедливо указали на то, что патриархат пытается «латинизировать» их, и что лишь те, кто сможет сохранить незапятнанной Веру своих отцов, станут продолжением Церкви; а для того чтобы отделить себя от тех, кто только на словах называл себя православным, но не был верующим в Православие, они стали называть себя «настоящими» или «истинными».

Христос предупреждал нас: «Не бóйся, мáлое стáдо: я́ко благо­извóли Отéцъ вáшъ дáти вáмъ цáр­ст­во».[27]

На протяжении почти столетнего свидетельства истинно православных о ереси нашего времени – экуменизме - большинство из христиан «мирового православия» просто оставались там, где они были. Многие последователи «мирового православия» заявляли, что экуменизм является ересью и всеересью, но они отказывались заявлять, что те (подобно их иерархам), кто верит в эту ересь и распространяет ее, являются еретиками. Они отказывались поднять головы, чтобы взглянуть на эту организацию и понять, что патриархаты поддерживали только внешнее подобие православия и его учреждения, но утеряли Православную Веру. То, что совершили патриархаты, стало новой и очень коварной формой униатства. Они попытались подменить истинную Церковь фальшивой церковью. А не то ли это, что традиционно старается сделать каждая ересь? Подменить Церковь на поддельную «церковь», которая даже может провозгласить себя Единой, Святой, Соборной, Апостольской и Православной Церковью? В своем послании апостол Павел пишет Тимофею: «лукáвiи же человѣ́цы и чародѣ́е пре­успѣ́ютъ на гóршее, прельщáюще и прельщáеми» (2-е Тим. 3: 13)[28].

Святой Иоанн Златоуст утверждает: «Подобно тому, как тот, кто хотя бы незначительно испортит в царских монетах печать, делает негодной всю монету. Точно также и тот, кто извратит и малейший догмат здравой веры, все уже подвергает разрушению, постепенно переходя от одного повреждения к другому - худшему» (Толкование на послание ап. Павла к Галатам. PG 61, 622)[29].

Подобно тому, как Сергий Страгородский попытался подменить Церковь Российскую своей советской «церковью», точно так же и в то же самое время экуменисты пытались подменить Церковь Христову фальшивой «церковью».

Новомученик Илларион (Троицкий) говорит и о нашем времени, когда он пишет следующее в своем письме, озаглавленном «Об исполнении чудовищного плана – осоюзить Христа с Велиаром»:

«Может быть, скоро мы окажемся среди океана нечестия малым островком… Обновленцы могут вдруг всплыть как правящая в России «церковная партия», причем противников у нее может оказаться очень немного, если открытые обновленцы и скрытые предатели поладят между собою и совместно натянут на себя личину каноничности… Нельзя полагаться на официальных пастырей (епископов и иереев), нельзя формально применять каноны к решению выдвигаемых церковной жизнью вопросов, вообще нельзя ограничиваться правовым отношением к делу, а необходимо иметь духовное чувство, которое указывало бы путь Христов среди множества троп, протоптанных дивьими зверями в овечьей одежде. Жизнь поставила вопросы, которые правильно, церковно правильно, возможно разрешить, только перешагивая через обычай, форму, правило, и руководствуясь чувствами, обученными в распознавании добра и зла (Евр. 5, 14). Иначе легко осквернить святыню души своей и начать сжигание совести (1 Тим. 4,2) чрез примирение, по правилам, с ложью и нечистью, вносимыми в ограду Церкви самими епископами. На «законном» основании можно и антихриста принять...».[30]

В книге Откровения мы видим, что в Церкви Сарда только «и́маши мáло имéнъ, и́же не оскверни́ша ри́зъ сво­и́хъ», однако славная Церковь Филадельфии, «мáлу и́маши си́лу», тем не менее, сохранила Слово Божье и не отреклась от Христа (Откр. 3: 4,8). Однако это послание недоступно пониманию тех, кто всегда стремился принадлежать к государству и «церквям», признанным в качестве «официальных».

Далее Епископ Илларион приводит слова Святителя Феофана Затворника:

«Евангелие будет всем известно, — говорит епископ Феофан (Говоров) о временах, предшествующих явлению антихриста, - но одна часть пребудет в неверии ему, другая — наибольшая — будет еретичествовать, не Богопреданному учению следуя, а построевая в себе веру своим измышлением, хотя на основании слов Писания. Этим самоизмышленным верам числа не будет... Их и теперь уже очень много, а будет еще больше. Что ни царство, то свое исповедание, а там, что ни область, а далее, что ни город, а под конец, может быть, что ни голова, то исповедание. Где сами себе строят веру, а не принимают Богопреданную, там и быть нельзя. И все такие будут присвоять себе имя христиан»[31].

Это с одной стороны. С другой, по словам епископ Феофана, — «будет часть и содержащих истинную веру, как она передана св. Апостолами. Но и из этих немалая часть будет по имени только правоверными, в сердце же не будет иметь того строя, который требуется верою, возлюбив нынешний век. Хотя имя христианское будет слышать повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это одна видимость, внутри же отступление истинное. На этой почве народится антихрист — и возрастет в том же духе видимости. Потом, отдавшись сатане «явно отступит от веры и... не содержащих христианства в истине увлечет к явному отступлению от Христа Господа»[32].

Возможно, эти приверженцы «мирового православия» испугались пророческих слов учителя, а ближе к концу жизни – монаха, Космы Фламиата. Фламиат родился в 1786 г. в Кефалонии, в Греции, а умер в 1852 г. Косма отказался от наград и почестей, и от места председателя в Ионической академии. В своей работе «Православный и Важный Глас» (Афины 1849 г.) он говорит: «Ради отмены наших праздничных богослужений и праздничных дней, кроме воскресенья, они сговорились и продолжают готовить множество других возмутительных вещей. Для начала они разнообразными путями внедряют новый стиль, пришедший с Запада, в Православных странах, меняя закон… Путем этих новшеств они надеются запутать и перевернуть наши праздничные дни, привнося также много обновленческих уловок». Это на самом деле фантастическое прозрение относительно грядущей перемены стиля в церковном календаре, которая произошла только спустя 75 лет после публикации этой книги, однако это не самое фантастическое в этом труде. Косма Фламиат продолжает словами о том, что в Халки, в Константинополе, основана духовная семинария специально в целях фальсификации и в духе морального разложения и введения в заблуждение, и что все последующие Патриархи и восточные иерархи в целом «в один прекрасный день могут законодательно отменить Православие с помощью Вселенского Собора!»

Боятся ли приверженцы «мирового православия», уже и так являющегося еретическим «мировым православием», этой отмены Православия путем проведения «Вселенского Собора»? Многие консервативно настроенные верующие «мирового православия» отказывались видеть, что их так называемая «церковь» уже впала в ересь. Они отказались видеть столь прозрачное предзнаменование!

Я не напрасно назвал эту критическую статью «Мене, Текел, Перес». Эти слова мы находим в Главе 5 Книги пророка Даниила в Ветхом Завете. Когда Вавилонский царь Валтасар давал пир и использовал сосуды из иерусалимского Храма, он увидел руку, писавшую на стене эти слова, которые означали «взвешен, найден слишком легким, и разделен». Я верю в то, что консерваторы из «мирового православия» почувствовали предзнаменование. Так называемое «православие», исповедуемое мировым православием, вновь показало себя как «оказавшееся слишком легким», а их царство вновь оказывается разделенным. Эти противники собора на Крите заявляют, что, с одной стороны, они опасаются раскола, в то время как, с другой стороны, они признают, что все их иерархи являются членами органа, исповедующими всеересь экуменизма.

Возмущение достигло такого накала, что спустя год после проведения этого «великого собора» община горы Афон (состоящая из монахов-святогорцев, которые поминают Варфоломея) выступила с попыткой успокоить опасения верующих из числа «мирового православия» достаточно нелепым документом, озаглавленным «Послание с горы Афон о Великом и Святом Соборе на Крите» от 30 июня 2017 г.[33]

Это послание начинается словами: «Нет повода для беспокойства, ибо с нами Сам Воскресший Господь»[34]. С ними ли Воскресший Господь? С такими рассуждениями на протяжении всех этих столетий никогда и не было бы необходимости вести борьбу за Веру. Святые Отцы никогда не забывали об основах Веры. Напротив, они вели настоящие битвы за чистоту Веры. Они никогда не пребывали в состоянии благодушия и не говорили, что все хорошо, потому что Воскресший Господь и так уже с ними. Конечно, Он был с ними, и Воскресший Господь был тем Единственным, кто дал им власть внимательно следить за любыми отступлениями от Веры. Апостол Петр увещевает нас: «Трезви́теся, бóдр­ст­вуйте, занé супостáтъ вáшъ дiáволъ, я́ко лéвъ ры́кая, хóдитъ, искíй когó поглоти́ти» (1-е Пет. 5:8)[35], и Господь Бог сам призывает нас: «Бди́те ýбо на вся́ко врéмя моля́щеся, да сподóбитеся убѣжáти всѣ́хъ си́хъ хотя́щихъ бы́ти, и стáти предъ сы́номъ человѣ́ческимъ» (Лк 21: 36)[36].

Обсуждаемый документ продолжает:

«Церковь всегда будет «столпом и утверждением истины»… как говорит Святой Иоанн Златоуст: «Церковь была брошена в море, но не утонула»[37].

Мы согласимся с тем, что Церковь являет собой столп и сосредоточие истины, но это убеждает нас еще больше в том, что экуменисты не являются истинной Церковью. Эти святогорцы призывают людей «оставаться в церкви, которая уврачевывает недуги и восполняет недостатки»[38]. Они хотят заставить простых людей поверить в то, что Церковь бесспорно находится там, где стоит Константинопольский маяк! Но, аналогично, не было ли так на протяжении всей истории, что каждая ересь стремилась выдать себя за ТУ САМУЮ, ЕДИНСТВЕННУЮ Церковь?

Документ просто смехотворен в той части, что провозглашает: «Мы принадлежим к Церкви, к Телу Христову. Это Тело настолько здорово, что оно может ожидать и воспринять те элементы, которые оно получает, и избавляться от тех, которые оно находит чуждыми»[39]. Я искренне сочувствую тем святогорцам, которые могут назвать экуменическую «церковь» телом, обладающим столь великолепным здоровьем. К сожалению, их церковь скорее следует за чуждыми элементами, чем избавляется от них.

Те из «мирового православия», что, наконец, почувствовали все зло, которое несет экуменизм, начали «отгораживаться стеной» (или «противостоять») [40]от своих епископов, ожидая, что какой-либо Вселенский Собор осудит экуменизм и экуменистов как еретиков. Так ли уж трезво это их решение ожидать Вселенского Собора?

Христос учит нас, что Церковь не будет одолена вратами ада (Мф.16:18). Святой Григорий Палама очень метко замечает, что «Те, кто в Истине, принадлежат к Церкви Христовой, а те, кто не в Истине, не принадлежат Церкви Христовой». Начало XX века ознаменовалось попытками разрушения Православной Церкви. Эти попытки были инициированы в некоторых частях Православного мира коммунистическим режимом, а в некоторых других – экуменическим движением.

Движение некоторых консерваторов от «мирового православия» отгородиться или «противостоять» сегодня не имеет никакого смысла. Они противостоят предполагаемой «церкви», которая уже давно впала в ересь. А поскольку она впала в ересь, то это уже вовсе не та Церковь, над которой не властны врата адовы. Святой Игнатий Антиохийский говорит о том, что там, где находится епископ (и мы можем только верить, что он имеет в виду истинно верующего епископа) – там и Церковь. Святой Максим Исповедник в свое время считал папу Римского, находившегося очень далеко от него, своим епископом только потому, что знал его как единственного епископа, не впавшего в ересь монофелитства. Это показывает нам, что мы должны склониться перед омофором епископа, который право правит слово Христовой истины. Но дни Византийской империи давно миновали. Какое собрание мы могли бы назвать истинно Православным Собором? Все Вселенские Соборы созывались императором, который призывал обе разошедшиеся во мнениях стороны. Соберут ли экуменисты Собор, чтобы осудить самих себя? Единственный тип соборов, который мы можем ожидать от «мирового православия» - это подобные тому, что прошел на Крите, и что так напоминает нам описание Космы Фламиата о соборе, отменяющем Православие.

Подобным же образом Митрополит Иосиф Петроградский писал:

«Защитники Сергия говорят, что каноны позволяют отлагаться от епископа только за ересь, осужденную собором; против этого возражают, что деяния митр. Сергия достаточно подводятся и под это условие, если иметь ввиду столь явное нарушение им свободы и достоинства Церкви, Единой, Святой, Соборной и Апостольской.

А сверх того, каноны ведь многое не могли предусматривать.
И можно ли спорить о том, что хуже и вреднее всякой ереси, когда вонзают нож в самое сердце Церкви, – Ее свободу и достоинство? Что вреднее: еретик или убийца?
»[41]

(Деяния Митрополита Сергия, неопубликованная рукопись (1930 г.?) с. 120).

Также абсолютно ясно дело предстает и в Послании Святейшего Патриарха Тихона, касающегося живой церкви, в котором он писал: «Обновленцы отделили себя о единого тела Вселенской Церкви и лишились благодати Божией... Все действия и таинства, совершенные отпавшими от Церкви епископами и священниками, безблагодатны, а верующие, участвующие с ними в молитве и таинствах, не только не получают освящения, но подвергаются осуждению» (с. 291)[42].

То же самое можно сказать об экуменизме, размывшем и растерявшем веру, которую всегда имела Святая Церковь, в то, что еретики находятся вне Ее пределов. Интересным представляется тот факт, что мнящие себя истинно православными клирики, такие как Епископ Стефан Трентонский и некоторые священники из Омска, идут против древних и современных нам Святых Отцов, когда они утверждают, что освящающая Благодать может существовать за пределами Церкви, и даже более того, они заявляют, что она существует среди тех групп, которые совершенно четко приняли отъявленную ересь, или, будет правильнее сказать, ереси.

Епископ Стефан Трентонский в своей проповеди по случаю Недели Торжества Православия 2017 г. утверждал[43], что «отвергать присутствие благодати у еретиков мы не можем». Насколько же далеко это замечание от слов митрополита Нью-Йоркского Филарета, который сказал: «Экуменисты и прочие еретики предали Христа, а их «церковь» уже больше не является носительницей благодати».

Но действительно ли нам нужен какой-либо новый Вселенский Собор для того, чтобы осудить ересь экуменизма? Мы можем сказать, что Православная Вера была отмечена печатью Семи Вселенских Соборов. Другими словами, все основные вопросы Веры уже были изучены и о любой вновь появляющейся ереси можно судить на основании решений этих Соборов.

В 1848 г. патриарх Анфим Константинопольский созвал патриархат на Собор, в котором приняли участие четыре Патриарха: Патриарх Константинопольский Анфим, Патриарх Александрийский Ерофей, Патриарх Антиохийский Мефодий и Патриарх Иерусалимский Кирилл. Также на Соборе присутствовали другие двенадцать епископов. В энциклике, выпущенной этим Собором, говорится:

«Мы продолжаем придерживаться исповедания, которое мы приняли от великих людей чистым, и отворачиваться от новаторства как от подсказки дьявола: принимающий новаторство считает веру православную не до конца определенной. Но она же была отмечена печатью как завершенная, не принимающая более ни прибавления, ни убавления, ни изменения какого бы то ни было; тот же, кто дерзнет или сделать, или посоветовать, или задумает посоветовать что-то, уже отрекся от веры Христовой, уже добровольно осудил себя вечной анафемой из-за хулы на Духа Святого, если он считает, что не ясно сказано о целостности Веры в Писании и на Вселенских Соборах».[44]

«Все водящие новшества или ересью, или расколом охотно оделись, как в псалме, в проклятие как одежду, даже если они папы, или патриархи, или священнослужители, или миряне, или даже сами небесные ангелы; всем им Анафема!».[45]

Затем следуют подписи патриархов и епископов.

И что же, в конце концов, сделают те, кто просто «отгораживаются стеной» от своих епископов «мирового православия»? Большинство с горы Афон перестали поминать на проскомидии «патриарха» Афинагора, но вернулись к поминовению следующего «патриарха», Димитриоса. Но вернулся ли Димитриос к Православию? Исправил ли он ереси своих предшественников? Нет, он проповедовал то же вероучение, что и Афинагор, но попросту был не так популярен и имел гораздо меньшее влияние. Не будем забывать тот факт, что на его патриаршей интронизации присутствовали кардиналы, что весьма типично для падшего вселенского патриархата. Простая истина такова, что если вы закрываете глаза на то, что подобные иерархи не могут составлять Православную Церковь, значит, вы находитесь вместе с ними.

Консервативные и отгородившиеся от еретиков «православные» должны будут либо присоединиться к Церкви, ставшей в глазах всего мира слишком малой и незначительной, и претерпеть наряду с теми, кто перенес жару и тяготы дня, - и тогда они тоже получат свой динар, или же они так и останутся снаружи, а масла в их светильниках не будет, как это было с неразумными девами в одной из евангельских притч. Ориген говорит об общем убеждении своего времени: «Если кто-то из народа хочет спасения, пусть войдет в дом этот, чтобы у него была возможность достигнуть спасения… Пусть же никто не позволит разубедить себя, ни обмануть себя: Вне пределов этого дома, то есть, вне пределов Церкви, никто не спасется, поскольку, если и выйдет, то виновен будет в своей собственной смерти» (Проповеди о Иисусе Навине 3:5, 250 г. н. э.).

Именно по этой причине как верующие в катакомбах, так и истинно православные с самого начала отвергали поддельные церкви. Епископ Илларион, ранее служивший в Смоленске, был самым непримиримым противником декларации митрополита Сергия от 1927 г. Он отвергал таинства, совершаемые сергианами, и крестил младенцев, а также венчал брачующихся, прошедших эти обряды в «советской церкви» (Протопресвитер М. Польский, «Новые мученики Российские»).

Архиепископ Феодор Поздеев не признавал действительными таинства, совершаемые в церквях Московского патриархата, и до самой своей смерти (около 1950 г.) пересылал Святые Дары своим духовным чадам (Из статьи «Жизнь Священномученика Феодора Поздеева»).

Мнящие себя истинно иравославными клирики, признающие, что таинства еретиков имеют силу, должны осознать, что ОНИ являются обновленцами и на деле отрицают вероучение, в которое всегда веровали истинно православные.

Интересно отметить, что теория «отгораживания» или «противостояния» стала широко известной благодаря митрополиту Киприану (Котцубасу) из местечка Фили в Греции. Он повсюду распространял свои идеи о том, что Церковью является «мировое православие» и что он и согласные с ним «противостоящие» оставались в Церкви, проповедующей ереси, но противостояли ересям. Он присоединился к Истинно-Православной Церкви Греции и был рукоположен истинно православными, но вскоре объявил себя и своих последователей представителями независимого синода противостоящих, не принадлежащего к Истинно-Православной Церкви, но скорее в качестве противостоящего церковного ответвления, в которое входили также и те, кто исповедовал ересь экуменизма. Итак, та «церковь», которую он себе представлял, даже не была объединена единым вероучением!

Таким образом, все эти «противостоящие» подпадают под анафему, произнесенную святителем Филаретом Нью-Йоркским, сказавшим: «Нападающим на Церковь Христову и учащим, яко она разделилась на ветви, яже разнятся своим учением и жизнию, и утверждающим Церковь не сущу видимо быти, но от ветвей, расколов и иноверий соединитися имать во едино тело; и тем, иже не различают истиннаго священства и таинств Церкви от еретических, но учат, яко крещение и евхаристия еретиков довлеет для спасения, и тем, иже имут общение с сими еретиками или способствуют им, или защищают их новую ересь экуменизма, мняще ю братскую любовь и единение разрозненных христиан быти: АНАФЕМА».

Все ереси начинаются одинаково, и всеересь экуменизма не является здесь исключением. Все ереси, а особенно ересь экуменизма, представляют собой то, что епископ Лионский Святой Иреней определил как то, о чем «не объявляли ни Пророки, не учил Господь, и не передавали Апостолы» (Опровержение Лже-учений 8:1).

«Церковь» экуменистов – безусловно, орган, который возглавляют еретики. Церковь во главе с епископами-еретиками, разумеется, совершенно не может рассматриваться в качестве Церкви.

Святой Киприан Карфагенский говорит: «Если кто-либо отделился от Церкви и присоединился к прелюбодейке – тот отделил себя от обетов Церкви, так же точно тот, кто покинул Церковь Христову, не достигнет наград Христа. Он чужак, мирянин и просто враг. Тот, кому Церковь – не мать, не может рассчитывать на Бога, как на отца» (О единстве кафолической церкви – 251 г. н.э.).

Апостол Петр говорит: «во дни́ Нóевы, дѣ́лаему ковчéгу, въ нéмже мáло, си́рѣчь óсмь дýшъ, спасóшася от­ воды́. Егóже воображéнiе ны́нѣ и нáсъ спасáетъ крещéнiе» (1-е Пет. 3: 20-21)[46].

Нас не должно удивлять то, что те, кто покинул Христа, с вероучительной точки зрения бросились «из огня да в полымя». Вновь приведем слова Святого Киприана Карфагенского: «Вне пределов Церкви нет Духа Святого, а тем более, не может там быть твердой веры» (Трактат о вторичном крещении 10, 256 г. н.э.).

В трудах Иеронима мы встречаем такое высказывание:

«Еретики самим себе выносят приговор, поскольку они по своему собственному выбору отходят от Церкви – уход, которым, - поскольку они делают это сознательно, - осуждены они на вечные муки. Можно провести такое различие между ересью и раскольничеством: ересь имеет в основе своей извращенное вероучение, в то время как раскольничество отделяет человека от Церкви по причине разногласий с епископом. Как бы то ни было, нет такого раскольничества, которое не изобретало бы при том какой-либо ереси, чтобы только оправдать свой уход из Церкви» (Толкование послания к Титу 3:10-11, 386 г. н.э.).

Так же дело обстоит и с теми, кто раньше принадлежал к нашей Церкви.

«Великий и святой собор» мирового православия, состоявшийся в 2016 году, стал не более чем еще одним шагом организации, целиком отдавшей себя во власть ереси экуменизма и «новой эпохи» (new age). Он вызвал возмущение даже у собственных верующих, поскольку многие из них увидели «предзнаменования, начертанные на стене». У последователей мирового православия не будет никакого «Великого Собора», который осудил бы ереси, поскольку они уже и так представляют собой еретическую организацию. Многие из тех, кто увидели, что их организация была «взвешена, найдена слишком легкой», видят, как она сейчас становится разделенной. Их царство уже утеряно, и даже если их осталось много, эти анти-экуменисты, оставшиеся в этом царстве, должны осознать, что настал момент услышать слова из Книги Откровения, в которой Господь увещевает нас «Изыди́те изъ нея́, лю́дiе мо­и́, да не при­­частитéся грѣхóмъ ея́ и от­ я́звъ ея́ да не вреди́теся» (Откр. 18:4)[47].

Мы, истинно православные, видим тщетность усилий тех, кто пытается и дальше упорствовать в своем убеждении, что экуменическая церковь – это Православная Церковь. Мы непоколебимо остаемся в Вере Отцов и Исповедников Церкви, и вместе с Иосифом Вриеннием восклицаем: «Не отречемся от тебя, возлюбленное Православие! Не обманем тебя, почитание, от отцов переданное! В тебе мы родились, и в тебе живем, и в тебе умрем! А если время потребует, и тысячу раз умрем за тебя»[48].

Архимандрит Филарет (Климакитис)



[1] «Взвешен, найден слишком легким, и разделен» - выражение по цитате из Книги Пророка Даниила (5:25-28). Эти слова («Мене, Текел, Перес»), начертанные появившейся из воздуха рукой на пире Валтасара, стали предзнаменованием конца его царства

[2] New Age” - устоявшееся словосочетание, подразумевающее интерес к духовной сфере и духовным практикам в широком смысле, в противовес материалистическому сознанию, замкнутому на удовлетворении материальных потребностей; это выражение стало также расхожим в связи с возрастанием интереса ко всякого рода эзотерике и мистике.

[3] Примечание: в источнике - Епископское собрание

[4] https://www.holycouncil.org/-/diaspora

[5] https://www.holycouncil.org/-/fasting

[6] https://www.holycouncil.org/-/rest-of-christian-world. П. 1

[7] Там же. П. 3

[8] В английском языке слово «вселенский» и «экуменический» обозначаются одним словом «ecumenical» (например, Ecumenical Council-Вселенский Собор, и ecumenical movement – экуменическое движение), поэтому существует большой простор для игры слов и подмены понятий.

[9] Там же. П. 4

[10] Там же. П. 5

[11] Там же. П. 6

[12] Там же. П.11

[13] Там же. П.15

[14] Там же. П.19

[15] http://www.ortho-hetero.ru/index.php/doc-ecum/51 (Цитата из пункта II)

[16] Там же (Цитата из пункта III, подпункта 3)

[17] Там же (Цитата из пункта IV, подпункта 2)

[18] Там же (Цитата из пункта IV, подпункта 3)

[19] Там же

[20] https://www.holycouncil.org/-/rest-of-christian-world П.20

[21] http://agioskanon.ru/vsobor/006.htm П. 95

[22] https://www.holycouncil.org/-/rest-of-christian-world П. 22

[23] Там же. П. 23

[24] Там же. П. 24

[25] Ирония автора заключается в игре слов: «новая эпоха» - New Age, устоявшееся словосочетание, которое, как уже говорилось ранее, служит обозначением комплекса эзотерических практик и мистических учений, - широко распространившейся, весьма вольной и достаточно поверхностной «моды» на духовное в широком смысле, не предполагающей традиционного религиозного опыта, а тем более приверженности твердым канонам и жизни в сообществе верующих.

[26] https://azbyka.ru/biblia/?Lk.18

[27] https://azbyka.ru/biblia/?Lk.12

[28] https://azbyka.ru/biblia/?2Tim.3

[29] http://apologet.spb.ru/ru/%D0%B1%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%B5/46-%D0%BD%D0%B0%D1%83%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8-%D0%B8-%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8/1827-tainstvo-tserkvi-i-fenomen-eresej

[30] Письмо архиепископа Илариона [Троицкого] к Н. Н. по поводу Декларации митрополита Сергия [Страгородского] от 16(29) июля 1927 г. http://www.zaistinu.ru/old/library/apostasia/illarion.shtml

[31] Там же

[32] Там же

[33] http://3rm.info/main/68372-afonskaya-sol-teryaet-silu-chast-pervaya.html

[34] Там же

[35] https://azbyka.ru/biblia/?1Pet.5

[36] https://azbyka.ru/biblia/?Lk.21

[37] Эта часть приведенной автором цитаты мной не найдена

[38] http://3rm.info/main/68372-afonskaya-sol-teryaet-silu-chast-pervaya.html

[39] Данную цитату найти не удалось.

[40] Термин «противостояние» ввел К. Кацубас

[41] http://proza.ru/2015/08/25/767

[42] Послание Патриарха Тихона от 2/15 июля 1923 г. по http://www.omolenko.com/otstuplenie/kuznetsov.htm

[43] http://rocor-trenton.com/DOCUMENTS/Sermons/2017/3.05.2017_RU.pdf

[44] https://azbyka.ru/otechnik/konfessii/osuzhdenie-papstva/3 См.Текст под сноской 453

[45] Там же. См. Текст под сноской 417.

[46] https://azbyka.ru/biblia/?1Pet.3

[47] https://azbyka.ru/biblia/?Apok.18

[48] Перевод на русский на сайте: http://www.predanieneo.com/t4958p600-topic

 
«Церковная Жизнь» — Орган Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви.
При перепечатке ссылка на «Церковную Жизнь» обязательна.