Поиск

Новое в библиотеке:

Поучение Святителя Феофана Затворника в день Св. Апостола Иоанна Богослова

Святитель Феофан Затворник, Вышенский

Святитель Феофан Затворник, Вышенский

 

В ДЕНЬ

СВЯТОГО АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА ИОАННА БОГОСЛОВА

СВЯТОЙ  ИОАНН ЕВАНГЕЛИСТ НЕ ПОЗВОЛЯЕТ ГОВОРИТЬ: «ВЕРУЙ КАК ХОЧЕШЬ, ТОЛЬКО ЛЮБИ»

 

Святой апостол и евангелист Иоанн Бого­слов, возлюбленный ученик Господа, есть по преимуществу образец и про­поведник любви. Любовию дышит его Святое Евангелие, уроками о любви исполнены его послания, и разительным примером ее служит жизнь его.

Он истолковал все тайны любви, — и ее на­чало источное, и ее движение в делах, и ее ко­нец — высоту, до коей возводит она всех сво­их. С сей стороны особенно и известен святой Иоанн, и кто бы ни стал рассуждать о любви, тотчас воспоминает о нем, как образце любви, и к нему обращается, как к учителю любви.

Но посмотрите, какое употребление из сего сделали нынешние умники? Есть у них особый род суемудрия, называемый индифферентизмом, по которому думают и говорят: «Как хочешь веруй, — все равно, — только люби людей, как братьев,— благодетельствуй им и благотворно действуй на них. Вот, — говорят, — и евангелист Иоанн Богослов только и пишет, что о любви. В любви у него — свет, в любви — живот, в любви — всякое совершенство. А кто не любит, тот, по его словам, во тьме ходит, в смерти пребывает... человекоубийца есть (Ср.: 1 Ин. 2, 11; 3. 14-15). Известно так­же, что когда Евангелист остарел и не мог уже ходить сам, то его на руках вносили в церковь, и он твердил только: “Братие! Будем любить друг друга”. Вот как ценил он любовь. Так,— гово­рят, — и нам надобно: люби — и только; а веруй себе как хочешь». Мне самому приходилось слышать такое мудрование. Может быть, и из вас кому приходилось или придется услышать нечто подобное. Противопоставим же их лже­учению истинное учение святого  Иоанна Бого­слова и тем оградим смысл свой от колебания в началах христианского здравомыслия суемудри­ем индифферентистов.

Этим умникам хочется самим все устроить — без Бога,— и свое внешнее благосостояние, и свою нравственность. Оттого они всячески ухит­ряются сплесть такую систему учения, чтобы в ней о Боге и говорить не было нужды. И ударяют на любовь. «Вы себя-то, — говорят, — взаимно любите, а о Боге что и думать?» Но с сей-то стороны и поражает их особенно святой Еванге­лист. Ибо хотя точно он непрестанно поминает о взаимной друг к другу любви, но поставляет сию любовь в такой связи с Богом, с любовию к Богу и с богопознанием, что их отделить друг от друга нет возможности. Смотрите, откуда про­изводит он любовь! Бог возлюби, — говорит, — нас, и посла Сына Своего очищение о гресех наших. Далее прибавляет: аще еще возлюбил есть нас Бог, и мы должны есмы друг друга любити Стало быть, по его разуму, наша любовь взаимная дол­жна созидаться под действием веры в Господа, пришедшего спасти нас, и, следовательно, не все равно: «Как хочешь веруй». Потом: возлюбим,— учит он, — друг друга: яко любы от Бога есть... Аще друг друга любим, Бог в нас пребывает... Бог любы есть, и пребываяй в любви в Бозе пре­бывает, и Бог в нем пребывает... Видите ли, у него нет слова о любви без слова о Боге и Спа­сителе. Любовь от Бога и к Богу ведет,— так что кто говорит, что он любит брата, а Бога и Спасителя не знает и не любит, тот лжец есть, и истины в нем нет ни единыя. Почему все уче­ние святого Евангелиста о любви можно сократить в следующих словах: «Чтобы возлюбить брата, надо Бога возлюбить; но, чтобы Бога воз­любить, конечно, надо познать Его и в себе са­мом, и, особенно, в Его спасительных действиях на нас,— познать, стало быть, и веровать». От­сюда — в чем воля Божия? В вере и любви! «Вот,— говорит,— заповедь: да веруем во имя Сына Божия — Иисуса Христа и любим друг друга. Не одна любовь заповедуется, но и вера в Господа, и притом так, что вера есть источник любви; так что если собрать воедино только те места, где святой Иоанн Евангелист говорит об одной любви, и тогда его учением никак нельзя подтверждать лжи суемудрия: «Люби только, а веруй как хочешь».

Но у него, кроме учения о любви, есть еще уче­ние веры, независимо от закона любви. И смот­рите, как он решительно отвергает тех, которые говорят: «Веруй — как хочешь!» С самых пер­вых стихов, о чем идет проповедь у него? О том, — говорит, — что мы видели, что слышали и что руки наши осязали, — о Словеси животнем, о том, что живот явился, тот живот, который был у Отца и явился нам; вот об этом, — говорит, — и проповедуем вам, да общение имате с нами, а наше общение с Богом Отцем и с Сыном Его Иисусом Христом. Главная, значит, у святого Иоанна Богослова, как и у всех Апостолов, проповедь об общении с Богом чрез Господа Иисуса Хрис­та, из которого потом вытекает и взаимное об­щение верующих. Как же теперь останавливать­ся на последнем, не имея первого? Далее задает себе святой Иоанн вопрос: кто есть лживый? — и решает его так: никто, разве точию отметаяйся, яко Иисус несть Христос, и сей есть антихрист, отметаяйся Отца и Сына. Всяк отметаяйся Сына, ни Отца имать. Иже аще исповесть, яко Иисус есть Сын Божий, Бог в нем пребывает, и той в Бозе. Стало быть, все дело в исповедании Господа Иисуса Христа Сыном Божиим и Богом. Как же говорить: «Веруй как хочешь»?

Вот еще предостережение. Возлюбленные, — говорит, — не всякому духу веруйте, но искушай­те духи, аще от Бога суть: яко мнози лжепророцы изыдоша в мiр. О сем познавайте Духа Божия и духа лестча: всяк дух, иже исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша, от Бога есть. И всяк дух, иже не исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша, от Бога несть: и сей есть антихристов. Но кто говорит: «Веруй как хо­чешь», тот не исповедует Иисуса Христа: ибо, если бы исповедовал, не говорил бы так. Стало — и он несть от Бога. От кого же? И сей, верно, есть антихристов.

Наконец, все существо христианства святой Евангелист изображает так: Живот Вечный дал есть нам Бог, и сей Живот в Сыне Его есть. Имеяй Сына Божия, имать Живот: а не имеяй Сына Божия, Живота не имать. Кто же имеет Сына Божия? Верующий во имя Его. «Поче­му, - говорит, — и пишу вам верующим во имя Сына Божия, что вы Живот Вечный имате. Следовательно, кто не верует в Сына Божия, Жи­вота Вечного не имеет. Как же будет: «Все рав­но, как хочешь веруй»? Нет. Вемы, яко Сын Бо­жий прииде, и дал есть нам свет и разум, да познаем Бога истинного, и да будем в истиннем Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и Живот Вечный.

Этих извлечений достаточно, полагаю, чтобы указать индифферентистам, что они напрасно чают найти опору своей лжи в учении святого Иоанна Богослова. Верно, они говорят так, не читавши никогда его святых и боговдохновенных писаний, а ссылаются на него по слуху о его любвеобильности. Но пусть они теперь и дру­гое что, кроме сего, выставляют в защиту своего учения, нам, верующим, достаточно одного слова возлюбленного ученика Христова, чтобы отверг­нуть его и, не колеблясь, веровать исключитель­но тому, что предано от Господа чрез святых Апостолов и содержится Церковию.

К сим решительным словам апостола и еван­гелиста Иоанна приложу только одно следую­щее соображение. Отчуждившись умом своим от Господа, неверы упираются на благотворную деятельность, коей исходище и подпора, — точ­но, любовь. Но и это они делают для того толь­ко, чтобы на чем-либо остановиться, без уверен­ности, что нашли прочную опору. Ибо, если б они имели здравое понятие о том, как возможна для человека плодотворная деятельность, никак не остановились бы на сем учении. Ведь мы те­перь не в правом состоянии. Стало, право дей­ствовать не можем. Чтоб начать нам право дей­ствовать, надо войти в правое состояние. Сами собою сделать этого не можем. Господь, пришедши на землю, возвел в Себе Человечество в пра­вое состояние; но возвел его не для Себя, а для того, чтобы люди приняли от Него сие восста­новленное Человечество, и чрез то получали воз­можность действовать право. Принимают же его чрез Святое Крещение. Ибо елицы во Христа крестятся, во Христа облекаются. С сего вре­мени они становятся едино с Господом и начинают жить Его жизнию и действовать Его си­лою. Стало, опирающиеся на любви, или на пра­вой деятельности (ибо любовь есть исполнение Закона), должны наперед принять все учрежде­ние христианства, чтобы чрез то взойти к воз­можности действовать право и, следовательно, отказаться от своей лжи. Ибо сего нельзя до­стигнуть без веры, которая в христианстве есть корень и начало всего. О сем так говорит сам Господь: будите во Мне, и Аз в вас. Якоже розга не может плода творити о себе, аще не будет на лозе: тако и вы, аще во Мне не пребудете. Аз есмь лоза, вы же рождие Иже будет во Мне, и Аз в нем, той сотворит плод мног: яко без Мене не можете творити ничесоже. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсышет, и собирают ю, и во огнь влагают, и сгорает. Так, когда начнет кто толковать вам о любви, или плодотворной деятельности, поми­мо истинной веры, скажите ему: «Подожди; преж­де уверуй истинно, по вере приобщись всем спа­сительным учреждениям христианства; чрез них соединись с Господом, жизнь и силу от Него позаимствуй, как прививок,— и тогда начнешь действовать благотворно». То правда, что сви­детельство истинной жизни есть плодотворная деятельность в любви; но, чтобы до нее дойти и в ней пребывать, надо всю истину Божию воспри­нять верою и все освятительные действия Божий пройти. Только при этом условии, — то есть толь­ко истинствующе в любви,— можем мы возращать всяческая в Того, Иже есть глава, Христос. Заключим так: кто не содержит правой веры, тот не может взойти в правое состояние, а кто не взойдет в правое состояние, тот не может право действовать. Как же теперь говорить: «Веруй как хочешь»?

Вера не есть только образ познания Бога и наших к Нему отношений; она совмещает и все спасительные учреждения, Богом данные. Спа­сительные учреждения составляют действующую веру. Наши умники, может быть, от учения хрис­тианского еще бы не прочь; но их паче всего отталкивают христианские учреждения. Как сии учреждения суть не что иное, как вера в дейст­вии и движении; то главный их грех тот, что им действовать в духе веры не хочется. Удивляться надо, каким образом эти люди так настойчиво толкуют о делах и трудах, а в области святой веры паче всего отчуждаются от деятельности. Что-нибудь тут не так. Ведь они знают законы, как правильно вести течение мыслей. Если здесь кривость такая допускается, то, наверно, полагать надо, что они тут суть не действующие, а деемые,— суть орудия чуждой силы,— и притом такой, которая сама чужда истины.

Сие ведяще, братие, оградим себя от злоумия века сего! Колебаться в истине могут только не вкусившие истины. Смиренно и в истинном духе будем проходить всё, требуемое святою верою нашею. Тогда постоянно будем иметь и носить свидетельство в себе, пред которым ничто все приражения лжи совне. Господь да освятит нас всех истиною Своею. Аминь.

26 сентября 1865 года

 

Поучение Святителя Феофана Затворника в день Св. Апостола Иоанна Богослова

Святитель Феофан Затворник, Вышенский

Святитель Феофан Затворник, Вышенский

 

В ДЕНЬ

СВЯТОГО АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА ИОАННА БОГОСЛОВА

СВЯТОЙ  ИОАНН ЕВАНГЕЛИСТ НЕ ПОЗВОЛЯЕТ ГОВОРИТЬ: «ВЕРУЙ КАК ХОЧЕШЬ, ТОЛЬКО ЛЮБИ»

 

Святой апостол и евангелист Иоанн Бого­слов, возлюбленный ученик Господа, есть по преимуществу образец и про­поведник любви. Любовию дышит его Святое Евангелие, уроками о любви исполнены его послания, и разительным примером ее служит жизнь его.

Он истолковал все тайны любви, — и ее на­чало источное, и ее движение в делах, и ее ко­нец — высоту, до коей возводит она всех сво­их. С сей стороны особенно и известен святой Иоанн, и кто бы ни стал рассуждать о любви, тотчас воспоминает о нем, как образце любви, и к нему обращается, как к учителю любви.

Но посмотрите, какое употребление из сего сделали нынешние умники? Есть у них особый род суемудрия, называемый индифферентизмом, по которому думают и говорят: «Как хочешь веруй, — все равно, — только люби людей, как братьев,— благодетельствуй им и благотворно действуй на них. Вот, — говорят, — и евангелист Иоанн Богослов только и пишет, что о любви. В любви у него — свет, в любви — живот, в любви — всякое совершенство. А кто не любит, тот, по его словам, во тьме ходит, в смерти пребывает... человекоубийца есть (Ср.: 1 Ин. 2, 11; 3. 14-15). Известно так­же, что когда Евангелист остарел и не мог уже ходить сам, то его на руках вносили в церковь, и он твердил только: “Братие! Будем любить друг друга”. Вот как ценил он любовь. Так,— гово­рят, — и нам надобно: люби — и только; а веруй себе как хочешь». Мне самому приходилось слышать такое мудрование. Может быть, и из вас кому приходилось или придется услышать нечто подобное. Противопоставим же их лже­учению истинное учение святого  Иоанна Бого­слова и тем оградим смысл свой от колебания в началах христианского здравомыслия суемудри­ем индифферентистов.

Этим умникам хочется самим все устроить — без Бога,— и свое внешнее благосостояние, и свою нравственность. Оттого они всячески ухит­ряются сплесть такую систему учения, чтобы в ней о Боге и говорить не было нужды. И ударяют на любовь. «Вы себя-то, — говорят, — взаимно любите, а о Боге что и думать?» Но с сей-то стороны и поражает их особенно святой Еванге­лист. Ибо хотя точно он непрестанно поминает о взаимной друг к другу любви, но поставляет сию любовь в такой связи с Богом, с любовию к Богу и с богопознанием, что их отделить друг от друга нет возможности. Смотрите, откуда про­изводит он любовь! Бог возлюби, — говорит, — нас, и посла Сына Своего очищение о гресех наших. Далее прибавляет: аще еще возлюбил есть нас Бог, и мы должны есмы друг друга любити Стало быть, по его разуму, наша любовь взаимная дол­жна созидаться под действием веры в Господа, пришедшего спасти нас, и, следовательно, не все равно: «Как хочешь веруй». Потом: возлюбим,— учит он, — друг друга: яко любы от Бога есть... Аще друг друга любим, Бог в нас пребывает... Бог любы есть, и пребываяй в любви в Бозе пре­бывает, и Бог в нем пребывает... Видите ли, у него нет слова о любви без слова о Боге и Спа­сителе. Любовь от Бога и к Богу ведет,— так что кто говорит, что он любит брата, а Бога и Спасителя не знает и не любит, тот лжец есть, и истины в нем нет ни единыя. Почему все уче­ние святого Евангелиста о любви можно сократить в следующих словах: «Чтобы возлюбить брата, надо Бога возлюбить; но, чтобы Бога воз­любить, конечно, надо познать Его и в себе са­мом, и, особенно, в Его спасительных действиях на нас,— познать, стало быть, и веровать». От­сюда — в чем воля Божия? В вере и любви! «Вот,— говорит,— заповедь: да веруем во имя Сына Божия — Иисуса Христа и любим друг друга. Не одна любовь заповедуется, но и вера в Господа, и притом так, что вера есть источник любви; так что если собрать воедино только те места, где святой Иоанн Евангелист говорит об одной любви, и тогда его учением никак нельзя подтверждать лжи суемудрия: «Люби только, а веруй как хочешь».

Но у него, кроме учения о любви, есть еще уче­ние веры, независимо от закона любви. И смот­рите, как он решительно отвергает тех, которые говорят: «Веруй — как хочешь!» С самых пер­вых стихов, о чем идет проповедь у него? О том, — говорит, — что мы видели, что слышали и что руки наши осязали, — о Словеси животнем, о том, что живот явился, тот живот, который был у Отца и явился нам; вот об этом, — говорит, — и проповедуем вам, да общение имате с нами, а наше общение с Богом Отцем и с Сыном Его Иисусом Христом. Главная, значит, у святого Иоанна Богослова, как и у всех Апостолов, проповедь об общении с Богом чрез Господа Иисуса Хрис­та, из которого потом вытекает и взаимное об­щение верующих. Как же теперь останавливать­ся на последнем, не имея первого? Далее задает себе святой Иоанн вопрос: кто есть лживый? — и решает его так: никто, разве точию отметаяйся, яко Иисус несть Христос, и сей есть антихрист, отметаяйся Отца и Сына. Всяк отметаяйся Сына, ни Отца имать. Иже аще исповесть, яко Иисус есть Сын Божий, Бог в нем пребывает, и той в Бозе. Стало быть, все дело в исповедании Господа Иисуса Христа Сыном Божиим и Богом. Как же говорить: «Веруй как хочешь»?

Вот еще предостережение. Возлюбленные, — говорит, — не всякому духу веруйте, но искушай­те духи, аще от Бога суть: яко мнози лжепророцы изыдоша в мiр. О сем познавайте Духа Божия и духа лестча: всяк дух, иже исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша, от Бога есть. И всяк дух, иже не исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша, от Бога несть: и сей есть антихристов. Но кто говорит: «Веруй как хо­чешь», тот не исповедует Иисуса Христа: ибо, если бы исповедовал, не говорил бы так. Стало — и он несть от Бога. От кого же? И сей, верно, есть антихристов.

Наконец, все существо христианства святой Евангелист изображает так: Живот Вечный дал есть нам Бог, и сей Живот в Сыне Его есть. Имеяй Сына Божия, имать Живот: а не имеяй Сына Божия, Живота не имать. Кто же имеет Сына Божия? Верующий во имя Его. «Поче­му, - говорит, — и пишу вам верующим во имя Сына Божия, что вы Живот Вечный имате. Следовательно, кто не верует в Сына Божия, Жи­вота Вечного не имеет. Как же будет: «Все рав­но, как хочешь веруй»? Нет. Вемы, яко Сын Бо­жий прииде, и дал есть нам свет и разум, да познаем Бога истинного, и да будем в истиннем Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и Живот Вечный.

Этих извлечений достаточно, полагаю, чтобы указать индифферентистам, что они напрасно чают найти опору своей лжи в учении святого Иоанна Богослова. Верно, они говорят так, не читавши никогда его святых и боговдохновенных писаний, а ссылаются на него по слуху о его любвеобильности. Но пусть они теперь и дру­гое что, кроме сего, выставляют в защиту своего учения, нам, верующим, достаточно одного слова возлюбленного ученика Христова, чтобы отверг­нуть его и, не колеблясь, веровать исключитель­но тому, что предано от Господа чрез святых Апостолов и содержится Церковию.

К сим решительным словам апостола и еван­гелиста Иоанна приложу только одно следую­щее соображение. Отчуждившись умом своим от Господа, неверы упираются на благотворную деятельность, коей исходище и подпора, — точ­но, любовь. Но и это они делают для того толь­ко, чтобы на чем-либо остановиться, без уверен­ности, что нашли прочную опору. Ибо, если б они имели здравое понятие о том, как возможна для человека плодотворная деятельность, никак не остановились бы на сем учении. Ведь мы те­перь не в правом состоянии. Стало, право дей­ствовать не можем. Чтоб начать нам право дей­ствовать, надо войти в правое состояние. Сами собою сделать этого не можем. Господь, пришедши на землю, возвел в Себе Человечество в пра­вое состояние; но возвел его не для Себя, а для того, чтобы люди приняли от Него сие восста­новленное Человечество, и чрез то получали воз­можность действовать право. Принимают же его чрез Святое Крещение. Ибо елицы во Христа крестятся, во Христа облекаются. С сего вре­мени они становятся едино с Господом и начинают жить Его жизнию и действовать Его си­лою. Стало, опирающиеся на любви, или на пра­вой деятельности (ибо любовь есть исполнение Закона), должны наперед принять все учрежде­ние христианства, чтобы чрез то взойти к воз­можности действовать право и, следовательно, отказаться от своей лжи. Ибо сего нельзя до­стигнуть без веры, которая в христианстве есть корень и начало всего. О сем так говорит сам Господь: будите во Мне, и Аз в вас. Якоже розга не может плода творити о себе, аще не будет на лозе: тако и вы, аще во Мне не пребудете. Аз есмь лоза, вы же рождие Иже будет во Мне, и Аз в нем, той сотворит плод мног: яко без Мене не можете творити ничесоже. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсышет, и собирают ю, и во огнь влагают, и сгорает. Так, когда начнет кто толковать вам о любви, или плодотворной деятельности, поми­мо истинной веры, скажите ему: «Подожди; преж­де уверуй истинно, по вере приобщись всем спа­сительным учреждениям христианства; чрез них соединись с Господом, жизнь и силу от Него позаимствуй, как прививок,— и тогда начнешь действовать благотворно». То правда, что сви­детельство истинной жизни есть плодотворная деятельность в любви; но, чтобы до нее дойти и в ней пребывать, надо всю истину Божию воспри­нять верою и все освятительные действия Божий пройти. Только при этом условии, — то есть толь­ко истинствующе в любви,— можем мы возращать всяческая в Того, Иже есть глава, Христос. Заключим так: кто не содержит правой веры, тот не может взойти в правое состояние, а кто не взойдет в правое состояние, тот не может право действовать. Как же теперь говорить: «Веруй как хочешь»?

Вера не есть только образ познания Бога и наших к Нему отношений; она совмещает и все спасительные учреждения, Богом данные. Спа­сительные учреждения составляют действующую веру. Наши умники, может быть, от учения хрис­тианского еще бы не прочь; но их паче всего отталкивают христианские учреждения. Как сии учреждения суть не что иное, как вера в дейст­вии и движении; то главный их грех тот, что им действовать в духе веры не хочется. Удивляться надо, каким образом эти люди так настойчиво толкуют о делах и трудах, а в области святой веры паче всего отчуждаются от деятельности. Что-нибудь тут не так. Ведь они знают законы, как правильно вести течение мыслей. Если здесь кривость такая допускается, то, наверно, полагать надо, что они тут суть не действующие, а деемые,— суть орудия чуждой силы,— и притом такой, которая сама чужда истины.

Сие ведяще, братие, оградим себя от злоумия века сего! Колебаться в истине могут только не вкусившие истины. Смиренно и в истинном духе будем проходить всё, требуемое святою верою нашею. Тогда постоянно будем иметь и носить свидетельство в себе, пред которым ничто все приражения лжи совне. Господь да освятит нас всех истиною Своею. Аминь.

26 сентября 1865 года

 

 
«Церковная Жизнь» — Орган Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви.
При перепечатке ссылка на «Церковную Жизнь» обязательна.