Home > Library > 
 Поиск

Митрополит Антоний (Храповицкий): Слово в день сошествия Святаго Духа

Сегодня Св. Церковь воспоминает то событие, которое в одно мгновение сделало галилейских рыбаков всемирными проповедниками. Это событие Сошествия Св. Духа дало этим простым людям, нередко огорчавшим Господа своего грубостью и малодушием, великую мощь духовную, такую мощь, такую несокрушимую силу, пред которою пали в прах и вековая религия Рима, так тесно слившаяся с его государственною жизнью, и языческая философская мудрость с ее представителями, и наконец, самый государственный строй и бытовые обычаи, которые стремились охватить собою всю вселенную. Возлюбленные братья!

Вдумайтесь в эту силу апостольского воодушевления, ибо все присутствующие здесь государственные чины и учащееся юношество призваны волею Божию и течением родной истории к подобному же преобразовательному делу, к тому, чтобы восстановить в здешнем крае, потерявшем свой религиозный и народный характер, русские православные начала. Каждый человек и общество занимаются изучением той или другой специальности.

Причем каждая из последних ценится с точки зрения своей пользы. Так, механики и физики прославились тем, что доставили людям гигантские силы в дополнение своей природной немощи; медицина научает нас изгонять болезни тела; история – гражданскому опыту, языкознание – пониманию инородной речи. Но как, братья, ничтожна эта польза разнородных знаний с той силой влияния на человеческие сердца, с той нравственной мощью, которую получили в нынешний день апостолы, – в этом достаточно убедит нас самый поверхностный взгляд на существо человеческое.

Посмотрите, может ли любая специальность, любая отрасль деятельности вполне наполнить собою дух человека, вполне его удовлетворить? Нет! Как бы ревностно не занимался земледелец своим хозяйством, как бы ни усердствовал воин ко своей службе, как бы ни увлекался ученый чистым знанием, все-таки никто из них не в состоянии заглушить в себе некий голос, некую высшую потребность, напоминающую человеку о самоотверженном подвиге, о том, чтобы стремиться к высшему нравственному совершенству. Эту цель, этот непременный долг человека, это единственное достойное его дело, если примется он исполнять, то скоро поймет, что исполнять его обычными, естественными средствами невозможно. Действительно, сколько разнороднейших, возвышенных целей, идеалов носилось в русском обществе за последнее столетие. Сколько молодых сил с полным самоотвержением готовы были им отдаться. И что же? Вся русская литература переполнена подобными типами, которые, однако, в жизни и деятельности остаются таким же игралищем страстей, такими же нравственно бессильными служить добру, как и все себялюбцы. Зло настолько въелось в человеческую природу, что воистину сбываются слова апостола: «Окаянен аз человек! Не же еще хощу доброе, сие творю, но еже не хощу злое, сие соделаю».

Это нравственное бессилие, эта-то слабость духа, с которою не может справиться ни личная гениальность, ни сила одушевления, произвела в общественном русском сознании то, что к стыду нашему, почти все стали мириться с бесцельным прозябанием в тине себялюбия, стали считать всякие иные цели жизни лишь мечтой, свойственной юным годам. Недаром восклицает поэт, что нам: «Суждены лишь порывы благие, а свершить ничего не дано»!

Итак, братья, самая жизнь с настойчивостью подтверждает ученье Божественного Писания о том, что природа наша повреждена грехом, что мы требуем благодатного обновления, высшей духовной помощи, которая и была впервые дарована ныне св. Апостолам. Только при нелицемерной, живой вере в эту высшую мощь, получаемую нами в Св. Таинствах, при живом сознании, что в деле нравственного подвига ты – не один, что этот подвиг не есть лишь твое личное оригинальное начинание, идущее в разрез с обычаем и законами жизни, что, напротив, служа добру и борясь со страстями, ты имеешь Всемогущего Помощника и Покровителя, что не людское своекорыстие, но Его всевышняя воля управляет жизнью, что поверх суетливости и мелочности человеческих страстей совершается, невидимо для нас, Божественное промышление о нашем спасении, – одним словом, только в общении с Отцом нашим Небесным, можем мы удерживаться на высоте и личного нравственного усовершенствования, и бескорыстного, самоотверженного служения ближним.

Действительно, только Слово Божие научает нас видеть в ближних не знакомцев только, не подчиненных или начальников, или сослуживцев и проч., но – братьев о Христе, сочленов св. Церкви, т. е. основанного Господом священного союза, имеющего целью взаимное содействие к достижению совершенства духовного. Тогда-то мы научились бы пробуждать в ближних дремлющую совесть по слову ныне читанного Евангелия: «Аще согрешит брат твой, иди и обличи его между собою и им, и аще тебя послушает, приобрел еси брата твоего». Мы бы поучились, стоя на христианской точке зрения, не ограничиваться чисто внешним служением ближнему, заботами о его бытовом и материальном благосостоянии, но питать его хлебом духовным, вразумлять его относительно заблуждений и исцелять болезни его души, на что теперь, увы, столь немногие бывают способны. Вот в чем, братья, состоит та наука, которая дает нам силу управлять собою и сердцами ближних, та наука, которой научились ныне ученики Спасителя. Она необходима, говорю, каждому человеку, но особенно необходима русским деятелям этого края. Посмотрите на наше молитвенное собрание; ныне – великий праздник, ныне в сей град приезжал наш иерарх. Будь это в Великой Руси, то простой народ переполнил бы собою не только церковь, но и всю ограду, а здесь многие из народа чуждаются Св. Церкви своей, ослепленные вековою ложью н жестоким насилием. Об этих скорбит наша дорогая отчизна и отеческое сердце нашего Монарха, как о той заблудшей овце, что мы слышали в сегодняшнем Евангелии, о той овце возвращенной, которой пастырь радуется более, нежели о 99 не заблудших. Искать этих овец обязаны мы, братия, при помощи тех разнообразных способов, которые предоставлены каждому чину, но прежде всего – через то религиозное одушевление, чрез ту силу духа, силу веры в Бога и любви к людям, которая приобретается постепенно всяким истинным членом св. Церкви.

Мы должны, братья, с детских лет размышлять об этом долге, должны приобретать образование не для получения житейских преимуществ, не для одного только шаткого эгоистичного познания, но для того, чтобы этими познаниями укреплять свой дух и тем успешнее служить делу, мы должны и во время образования не ограничиваться собиранием сведений научных, но прежде всего, утверждать в добре свою волю, вдохновлять свое сердце религией и патриотизмом, дабы не чувственность, не гордость юности, но священный жар самоотверженной любви наполнял нас по слову сегодняшнего апостола: «Не упивайтесъ вином, в нем же есть блуд, но паче преисполняйтесь духом, воспевающе и поюще в сердцах наших Господеви».

Так должны мыслить и чувствовать учащиеся, а служащие должны смотреть на свою службу, не как на средство обогащения и приобретения наград, но как на способ помощи ближним. Они должны не ограничиваться служебными мероприятиями в деле обрусения края, но проводить православно-народные начала в жизнь посредством всех своих отношений к людям: семейных, родственных, общественных. Таков, братья, долг наш перед Отечеством и Церковью. Размыслим же о том, как мы его выполняем. Вот ныне предстоит наш руководитель нашей совести, наш преосвященный Владыка, какой же отчет может он дать Господу о состоянии душ наших.

И, прежде всего, ты – учащееся юношество, ты – надежда России, нашего дорогого отечества, действительно ли юные сердца твоих представителей пылают самоотверженным рвением служить родному краю. Действительно ли они согревают в себе православную веру и христианскую любовь? Действительно ли гнушаются разврата и своекорыстия? Действительно ли и чины государственные не по обязанности только, не под страхом ответственности, но по расположению свободной совести служат церковно-народному делу? Действительно ли те и другие, живя христианскими чувствами, имеют тот «плод духовный», о котором ныне вещает апостольское чтение, плод, состоящий во всякой благостыне, и правде, и истине? Если это так, то рано или поздно, но настанет иное время, настанет день, когда не по принятому только обычаю, но по ясному сознанию совести будем мы встречать своего духовного вождя, как воины – любимого полководца, когда он не встретит между паствой своею упорных ослушников, но от лица всех верных сынов Церкви скажет Богу: «Се аз и дети, я же даде ми Господь». Аминь.

 
Church Life. Periodicals of the Synod of Bishops of the Russian True Orthodox Church.
For quoting a link on "Church Life" is obligatory.