Поиск

Новое в библиотеке:

Будет ли Страшный Суд?

Архиепископ Аверкий (Таушев, +1976)

Сиракузский и Троицкий, РПЦЗ

Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

Архиепископ Аверкий (Таушев)

 

БУДЕТ ЛИ СТРАШНЫЙ СУД?

 

"Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мiра!.." (Матф. ХХУ, 34).

"Идите от Мене, проклятии, во огонь вечный, уготованный диаволу и ангелом его!.." (Мате. XXV, 41).

 

Приближается Великий пост — время покаяния — и вот в предпоследний воскресный день перед наступлением его, в так называемую Неделю Мясопустную, св. Церковь, с особою силою стремясь рас­положить нас к действенному покаянию, в евангельском чтении и в живых и ярких образах богослужебных песнопений, напоминает нам о предстоящем Втором Пришествии Христовом и об ожидающем нас Страшном Суде — последнем и окончательном суде Божием над всем человеческим родом.

Коротко и сжато, но, вместе с тем, величествен­но и грозно говорит о нем евангельское чтение сло­вами Самого Господа нашего Иисуса Христа, в истин­ности которых мы поэтому не можем сомневаться:

«Егда приидет Сын Человеческий во славе Своей и вси святии Ангели с Ним, тогда сядет на престоле славы Своея, и соберутся пред Ним вси языцы: и разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ: и поставит овцы одесную Себе, а козлищ ошуюю. Тогда речет Царь сущым одесную Его: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения Mipa!..» А сущии ошуюю услышать грозный приговор « Идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и ангелом его!»...

« И идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный» (Матф. 25, 31-46).

Чья безчувственная душа не содрогнется при одном только представлении этого воистину страшногозрелища!

Но то, что будет тогда на самом деле, как учить нас св. Церковь, превзойдет всякое человеческое представлёние и разумение.

Какой ужас охватить сердца всех упорных нераскаянных грешников!

Какой отчаянный вопль исторгнется из груди тех, которые во время своей земной жизни, безумно хулили Имя Божие, кощунствовали, издевались над св. верой и Церковью, насмехались и ругались над людьми ве­рующими и даже над этим самым Страшным Судом, в безразсудной гордости своей считая себя слишком «умными», слишком «учеными» и «высоко­образованными», чтобы веровать во все то, во что учить веровать св. Церковь! Никакой язык человеческий не сможет выразить того безграничнаго отчаяния, которое овладеет ими тогда, но... будет  уже поздно!..

Ибо «прииде день великий гнева Его, и кто может стати» (устоять)? (Апок. 6, 17).

Это — «день гнева и откровения праведного суда Божия, иже воздаст коемуждо по делом его» (Римл. 2, 5-6), ибо «Бог уставил есть день, в онь же хощет судити вселенней в правде» (Деян. 17, 31), «да приимит кийждо, яже с телом содела, или блага или зла» (2 Коринф. 5, 10).

Злыя дела всех, даже самыя сокровенныя, все тайныя мысли и чувства, стремления и пожелания обличатся тогда явно пред всеми, и исполнятся воочию сказанныя некогда слова Господа: «Ничтоже покровенно есть, еже не открыется, и тайно, еже не уразумеется» (Лук. 12, 2).

Тогда не будет места никаким оправ­даниям.

Каждый, видя самого себя, в своей уродливой нравственной наготе, будет чувствовать и сознавать, что он в и д и м  всеми — таков, как он есть на самом деле, во всех своих делах, словах и помышлениях. Собственная совесть будет мучительно уязвлять каждаго. Нестерпимое чувство стыда охватить тех, которые при жизни искусно умели скрывать свои грехи, свои безчестныя страсти и пороки и старались казаться перед людьми честными, порядочными, благочестивыми.

Это сознание всеобщности видения  грехов, эти уко­ры совести и осуждения со всех  сторонъ такъ подавятъ душу своей тяжестью, что грешнику легче было бы, если бы горы пали и покрыли его, нежели с т о ят так. представляя собою та­кое уродливое и  постыдное зре­лище для взоров небесных и земных. Mногиe тогда подумают: «Лучше было бы нам и на свет  не родиться, нежели переживать такой позор!»

Итак, это будет воистину Страшный Суд: страшный своей неотвратимостью, страшный своей безповоротностью и безусловностью своих определений, страшный по своим последствиям для нераскаянных грешников, ибо не будет для них никаких извинений, никаких оправданий, никаких смягчающих обстоятельств, и ни родство, ни дружба, ни связи, ни бо­гатство, ни слава — ничто не  поможет тогда.  

«Диавол льстяй их (обманывавший грешников приманкой греха) ввержен будет в езеро огненно и  жупелно (серное), идеже зверь (Антихрист) и лживый пророк: и мучени будут день и нощь во веки веков» (Апок. 20, 10).

Туда же, в это же озеро огненное, вместе с  диаволом и служителями его, будут ввергнуты и все не­раскаянные грешники, имена которых не были записаны в книге жизни (Апок. 20, 15):

«Страшливым же (боязливым, не имевшим му­жества быть христианами) и неверным, и скверным и убийцам, и блуд творящим и чары творящим, идоложерцем и всем   л ж и в ы м, часть им в езере, горящем огнем и жупелом (серою), еже есть смерть вторая »   (Апок. 21, 8).

И это — вполне естественно и понятно, ибо Господь не только безконечно милосерд, но и безконечно правосуден. В Нем, как учит нас Слово Божие, таинственным и непостижимым для человеческаго ума образом, «милость и истина сретостеся, правда и мир облабызастася » (Псал. 84, 11). Всех искренно кающихся грешников Он прощает и милует, а упорных, ожесточенных и нераскаянных, как Пра­ведный Судия и Мздовоздаятель осуждает и  карает.

Но кто из нас без греха?

И что же нам делать, дабы избежать этого праведнаго осуждения Божия на Его последнем Страшном Суде?

Ответь, кажется, всем известен, всем  ясен и понятен:

Каяться надо!

Такова сила истиннаго покаяния, что оно  изглаждает собою все наши грехи и неправды, сколь бы они тяжки ни были, и, убелляя ризу че­ловеческой души, самаго великаго грешника может представить на суде безгрешным праведником.

Для того-то св. Церковь и приводить нам на па­мять, пред наступлением Великаго поста, Страшный Суд, дабы мы пробудились от легкомысленной безпечности и греховнаго усыпления, в которых обыкно­венно живем, и  решились по-настояще­му   покаяться.

«Аще не покаетеся», как бы так го­ворить она нам Словами Самого Господа Иисуса Хри­ста,    «вси такожде погибнете»   (Лук. 13, 3).

Таково, в самых общих и основных чертах учение нашей св. Православно-Христианской Церкви о Страшном Суде и о необходимости покаяния, какое она всегда исповедывала!

Увы! совсем не по душе это учение современному, «модерному» человеку, «истлевающему в похотех прелестных» (Ефес. 4, 22), которому хотелось бы гре­шить безнаказанно, не каясь и не думая о последствиях. А еще более, конечно, неприятно это учение врагу Бoжiю и врагу человеческаго спасения — диаволу и всем тем, кто успели продать ему свою душy, и за разнаго рода земныя блага определили себя на верную службу ему.

И вот, потому-то, в наше лукавое время мы сде­лались свидетелями появления   совершенно новаго,   неслыханнаго дотоле в нашей Церкви учения о том, что и Второе Пришествие Христово и Страшный Суд надо понимать   как-то   «аллегорически»,   «иносказательно», а не буквально, и что Страшный Суд, в сущности, совсем не будет страшным. Пропагандирующее такое «учение» утверждают с большим апломбом и авторитетом, что все выше изложенное нами  «выдумали темные фанатики-монахи», а современные «просвещен­ные xpистиане» не могут и не должны всему этому ве­рить. (А как же, спрашивается, не верить тому; что ясно и   определенно сказано в Свящ. Писании, если уж не верить великим Отцам Церкви и прославленным св. Церковью славным духоносным подвижникам?!), ибо Христос Сам, мол, сказал, что «Он приходил не судить мiр, но спасать его» (делается при этом ссылка на Иоан. 12, 47; Мате. 18, 11 и Лук. 9; 56).

Уже давно мы предупреждены, что лукавство сата­ны и его служителей, особенно в последния времена, будет проявляться и в том, что они, для погубления людей, станут искусно пользоваться даже текстами Священнаго Писания, криво их толкуя. (На таком кривотолковании и основаны ведь все многочисленныя современныя секты!). Так и в данном случае: в первый раз Христос приходил на землю действительно для того, чтобы спасти мiр, но второй раз Он придет уже не спасать, а судить мiр, при чем мерилом этого Суда, как Он Сам сказал, будет слово, проповеданное Им: «Слово еже глаголах, то судит ему в последний день» (Иоан. 12, 48), то есть: тот, кто не будет соблюдать учения, принесеннаго Христом-Спасителем на землю, тот подвер­гнется   осу ж д е н и ю   на Страшном Суде.

Кому же это может быть не ясно? — Разве только злонамеренно настроенному уму!

Но как же можно извращать то, что в Свящ. Писании так ясно сказано?

«Се, грядет со облаки, и узрит Его всяко око, и иже Его прободоша, и плач сотворят о Нем (и возрыдают пред Ним) вся колена земная. Ей, Аминь». (Апок. 1, 7 — сравни это с Деян. 1, 11),

«Се, гряду скоро, и мзда Моя (возмезд ие  Мое) со Мною, воздати коемуждо по делом его» (Апок, 22, 12), говорит Сам Господь.

Что еще может быть яснее и понятнее этих слов?

Итак, и Суд страшный несомненно бу­дет, и возмездие каждому по делам его будет, и ад с вечными муками для нераскаянных грешников бу­дет.

Этого ведь требует Высшая Божественная Спра­ведливость, которую так ясно чувствует и безуслов­ную необходимость признает и каждое неиспорчен­ное, не отравленное лживыми мудрованиями, человече­ское сердце.

Но представителям  новоявленной ереси современ­ности, называемой нами «неохилиазмом», которые верят в «прогресс человечества» и в «устроение Цар­ства Божия на земле», никак не хочется думать о кон­чине Mipa, о Втором Пришествии Христовом, о Стра­шном Суде и о предстоящих им, если они останутся при таком своем настроении, вечных адских муках. Они ублажают сами себя и пускают пыль в глаза другим криво-проповедуемой ими идеей «любви», ко­торая якобы упраздняет Божественную Истину и Правocyдиe, и более чем наивно утверждают, будто Страшный Суд весь сведется лишь к тому, что «мы ужаснемся нашего жестокосердия и  скудости в нас любви», что «нам страшно будет увидеть в нас ма­лость любви» (?!!).

Спрашивается: почему же мы не ужасаемся этому еще теперь, живя на земле? Почему злобным кровожадным палачам, миллионами уничтожавшим так жестоко, и безжалостно ни в чем неповинных людей на нашей несчастной Родине, оказавшейся под властью сатанистов, нисколько не страшно было видеть в себе «малость любви»? — Или все лютые зло­деи, потерявшие облик человеческий, на Страшном Суде внезапно изменят свою заматоревшую в кровавых преступлениях природу и мгновенно превра­тятся в кротких и незлобивых агнцев?

Но такого учения мы нигде не находим в Свящ. Писании. Не знала его никогда на протяжении веков и наша Св. Церковь! Она всегда учила и учит лишь о праведном воздаянии каждому по делам его.

Ох, уж эта мнимая, слащавая, лицемерная фа­рисейская любовь, о которой так любят постоянно твердить эти современные фарисеи, держащие, в действительности, «камень за пазухой» против своих братьев, и которой хотят превзойти Самого Бога, Человеколюбиваго, но и Правосуднаго!

Мы же знаем, что все истинные христиане, всех веков, всегда побуждали себя к добродетельной жи­зни, именно ужасаясь мысли о предстоящем  Суде Божием: «Помышляю день страшный и плачуся деяний моих лукавых: како отвещаю безсмертному Царю? Коим же дерзновением воззрю на Судию блудный аз? Благоутробный Отче, Сыне Единородный, Душе Святый, помилуй имя! — так молитвенно взывали они к Богу со всею Церковью (Седален Нед. Мясопустной). А святые отцы-подвижники наставляли христиан словами Премудраго Сираха: «поминай последняя твоя и во веки не согрешиши! (7, 39).

Эти же современные еретики почему-то настойчиво внушают людям, что на Страшном Суде ничего страшнаго не будет и что, следовательно, боять­ся   Страшнаго   Суда   не   нужно.

Кажется, всем благоразумным людям должно быть ясно, откуда ведет свое начало такое учение,   кто   вдохновляет его и таких   «проповедников!»

Это учение находится в полном контакте с тем характерным   направлением   современности,   которое стремится   примирить   людей   с   д и а в о лом ,   внушив им, что диавол совсем не страшен. Начав даже с идеализации диавола, теперь это направление старается представить диавола, как самое безобидное существо, с которым можно иметь самыя добрыя отношения; или — существо мифическое, над которым можно потешаться,  шутить, но бояться котораго не следует: его именем называют рестораны, торговыя фирмы и даже учащихся в школах, повсюду притом изображая его   мефистофельский   лик,   дабы всех пpиyчить к его виду.

Короче говоря, эта новая, «модерная» идеология «неохристианства», или, что то же, «неохилиазма», сво­дится к лозунгам (конечно, так прямо и откровенно не высказываемым): «Живите в свое удовольствие! Грешите себе напропалую, сколько хотите и как хо­тите, и ничего не бойтесь! Бог есть любовь, и Он всем всё и так простит! А какого-то страшнаго диавола и Страшный Суд выдумали фанатики-монахи, на бредни которых не стоит обращать внимания!»

Отсюда же, конечно, все из того же самаго источ­ника (сознательно ли это или безсознательно) идет и усиленная   пропаганда  в  нашей   эмигрантской   среде «балов-маскарадов»,   приурочиваемых  к  «маслянице», то есть как раз ко дням воспоминания Страшна­го Суда и затем Изгнания Адамова из рая (Неделя Сыропустная). Это — якобы «праздничная традиция цар­ской России», которую мы   «особенно   должны беречь». А ведь как боролись в царской России наши прославленные святостью жизни архипастыри и пастыри с этой   а нтихристианской   традицией, унаследованной от мрачных времен язычества! Доста­точно вспомнить хотя бы сильное и вдохновенное слово нашего «Российскаго Златоуста», Святителя Тихона Задонскаго «о сырной седмице», в котором этот нащъ великий угодник Божий требует от русских людей «безчинное масляницы празднование опровергать и искоренять», как «обычай злой», установленный в честь языческих божеств пьянства и распутства. А христианская «масляница» — это «свет­лая предпразднства  воздержания», «светлая предпутия поста», то есть постепенная подготовка себя к насту­пающему Великому посту.

Вот как все это в современной жизни идет совсем наперекор истинному христианству!

И это, конечно, не случайно, не спроста! Все это —  искусная обработка» человека, направленная к отторжению его от Христа-Спасителя и к охотному принятию   им   имеющаго   придти   противника   Христова.

«Обработку» эту, весьма ловко играя на слабостях, страстях и похотях людских, в последнее время особенно напряженно проводят слуги «его» — увы! — нередко облекающиеся теперь и в ризы священнослужителей.

А что касается ада с его вечными муками, то со­мневаться в его существовании нам не приходится: мы ведь видели настоящее преддверие его у нас на нашей несчастной родине — особенно те из нас, ко­торые посидели в большевицких тюрьмах и концлагерях.

«Ту будет плач и скрежет зубом» (Мате. 8, 12) — так неоднократно, образно представляя ад, говорил   о нем Сам Христос-Спаситель

Поэтому, единственно верный путь спасения для нас — это, не мудрствуя лукаво, сле­довать во всем исконному, неизменному учению нашей св. Церкви, веровать так, как веровали все, всегда и везде (св. Викентий Лиринский), и гнать от себя прочь всех новоявленных лжеучителей, дерзко провозглашающих какую-то «новую» эпоху в христианстве, хотя бы и облечены они были в священныя оде­жды. Ведь мы знаем из Слова Божия, что и «сам сатана преобразуется во ангела света,», «а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их»  (2 Корине. 11, 14-15).

И современные «модернисты» — «нео-хилиасты», и явные богоборцы-сатанисты — это, в общем, одного духа, «одного лагеря» люди. Вот почему они так лег­ко, в случае нужды, находят общий язык и даже примиряются друг с другом: отсюда же и инстинк­тивное расположение их и какое-то тяготение к церквам и религиозным организациям, сотрудничающим с богоборцами. Их душа— там, а не в Истинной Церкви Христовой !

А должна быть полная определенность: или-или! В наше время еще более, чем когда бы то ни было прежде, недопустима какая-то двойственность, двусмысленность, какое-то шатание «туда и сюда», «хромание на оба колена» и «сидение между двумя стульями»... В Mipe уже так явно происходит «отсеивание».

С кем мы? — Боимся ли мы Страшного Суда, диавола и вечных мук— или верим в наступление какой-то”новой”,”светлой” пост-христианской эпохи ?

От этого будет зависеть и наша участь в веч­ности.

«Господи избави нас всякого неведtния, и забвения, и малодушия, и окамененнаго нечувствия!» (Из 24 молитв св. 1оанна Златоуста).

«Человеколюбче Спасе, Царю веков, прежде даже кончина не приспеет, покаянием обратив, помилуй мя!» (Стихира в Нед. Мясопустную).

 

Архиепископ Аверкий (Таушев, +1976)
Сиракузский и Троицкий

 

 

Будет ли Страшный Суд?

Архиепископ Аверкий (Таушев, +1976)

Сиракузский и Троицкий, РПЦЗ

Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

Архиепископ Аверкий (Таушев)

 

БУДЕТ ЛИ СТРАШНЫЙ СУД?

 

"Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мiра!.." (Матф. ХХУ, 34).

"Идите от Мене, проклятии, во огонь вечный, уготованный диаволу и ангелом его!.." (Мате. XXV, 41).

 

Приближается Великий пост — время покаяния — и вот в предпоследний воскресный день перед наступлением его, в так называемую Неделю Мясопустную, св. Церковь, с особою силою стремясь рас­положить нас к действенному покаянию, в евангельском чтении и в живых и ярких образах богослужебных песнопений, напоминает нам о предстоящем Втором Пришествии Христовом и об ожидающем нас Страшном Суде — последнем и окончательном суде Божием над всем человеческим родом.

Коротко и сжато, но, вместе с тем, величествен­но и грозно говорит о нем евангельское чтение сло­вами Самого Господа нашего Иисуса Христа, в истин­ности которых мы поэтому не можем сомневаться:

«Егда приидет Сын Человеческий во славе Своей и вси святии Ангели с Ним, тогда сядет на престоле славы Своея, и соберутся пред Ним вси языцы: и разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ: и поставит овцы одесную Себе, а козлищ ошуюю. Тогда речет Царь сущым одесную Его: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения Mipa!..» А сущии ошуюю услышать грозный приговор « Идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и ангелом его!»...

« И идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный» (Матф. 25, 31-46).

Чья безчувственная душа не содрогнется при одном только представлении этого воистину страшногозрелища!

Но то, что будет тогда на самом деле, как учить нас св. Церковь, превзойдет всякое человеческое представлёние и разумение.

Какой ужас охватить сердца всех упорных нераскаянных грешников!

Какой отчаянный вопль исторгнется из груди тех, которые во время своей земной жизни, безумно хулили Имя Божие, кощунствовали, издевались над св. верой и Церковью, насмехались и ругались над людьми ве­рующими и даже над этим самым Страшным Судом, в безразсудной гордости своей считая себя слишком «умными», слишком «учеными» и «высоко­образованными», чтобы веровать во все то, во что учить веровать св. Церковь! Никакой язык человеческий не сможет выразить того безграничнаго отчаяния, которое овладеет ими тогда, но... будет  уже поздно!..

Ибо «прииде день великий гнева Его, и кто может стати» (устоять)? (Апок. 6, 17).

Это — «день гнева и откровения праведного суда Божия, иже воздаст коемуждо по делом его» (Римл. 2, 5-6), ибо «Бог уставил есть день, в онь же хощет судити вселенней в правде» (Деян. 17, 31), «да приимит кийждо, яже с телом содела, или блага или зла» (2 Коринф. 5, 10).

Злыя дела всех, даже самыя сокровенныя, все тайныя мысли и чувства, стремления и пожелания обличатся тогда явно пред всеми, и исполнятся воочию сказанныя некогда слова Господа: «Ничтоже покровенно есть, еже не открыется, и тайно, еже не уразумеется» (Лук. 12, 2).

Тогда не будет места никаким оправ­даниям.

Каждый, видя самого себя, в своей уродливой нравственной наготе, будет чувствовать и сознавать, что он в и д и м  всеми — таков, как он есть на самом деле, во всех своих делах, словах и помышлениях. Собственная совесть будет мучительно уязвлять каждаго. Нестерпимое чувство стыда охватить тех, которые при жизни искусно умели скрывать свои грехи, свои безчестныя страсти и пороки и старались казаться перед людьми честными, порядочными, благочестивыми.

Это сознание всеобщности видения  грехов, эти уко­ры совести и осуждения со всех  сторонъ такъ подавятъ душу своей тяжестью, что грешнику легче было бы, если бы горы пали и покрыли его, нежели с т о ят так. представляя собою та­кое уродливое и  постыдное зре­лище для взоров небесных и земных. Mногиe тогда подумают: «Лучше было бы нам и на свет  не родиться, нежели переживать такой позор!»

Итак, это будет воистину Страшный Суд: страшный своей неотвратимостью, страшный своей безповоротностью и безусловностью своих определений, страшный по своим последствиям для нераскаянных грешников, ибо не будет для них никаких извинений, никаких оправданий, никаких смягчающих обстоятельств, и ни родство, ни дружба, ни связи, ни бо­гатство, ни слава — ничто не  поможет тогда.  

«Диавол льстяй их (обманывавший грешников приманкой греха) ввержен будет в езеро огненно и  жупелно (серное), идеже зверь (Антихрист) и лживый пророк: и мучени будут день и нощь во веки веков» (Апок. 20, 10).

Туда же, в это же озеро огненное, вместе с  диаволом и служителями его, будут ввергнуты и все не­раскаянные грешники, имена которых не были записаны в книге жизни (Апок. 20, 15):

«Страшливым же (боязливым, не имевшим му­жества быть христианами) и неверным, и скверным и убийцам, и блуд творящим и чары творящим, идоложерцем и всем   л ж и в ы м, часть им в езере, горящем огнем и жупелом (серою), еже есть смерть вторая »   (Апок. 21, 8).

И это — вполне естественно и понятно, ибо Господь не только безконечно милосерд, но и безконечно правосуден. В Нем, как учит нас Слово Божие, таинственным и непостижимым для человеческаго ума образом, «милость и истина сретостеся, правда и мир облабызастася » (Псал. 84, 11). Всех искренно кающихся грешников Он прощает и милует, а упорных, ожесточенных и нераскаянных, как Пра­ведный Судия и Мздовоздаятель осуждает и  карает.

Но кто из нас без греха?

И что же нам делать, дабы избежать этого праведнаго осуждения Божия на Его последнем Страшном Суде?

Ответь, кажется, всем известен, всем  ясен и понятен:

Каяться надо!

Такова сила истиннаго покаяния, что оно  изглаждает собою все наши грехи и неправды, сколь бы они тяжки ни были, и, убелляя ризу че­ловеческой души, самаго великаго грешника может представить на суде безгрешным праведником.

Для того-то св. Церковь и приводить нам на па­мять, пред наступлением Великаго поста, Страшный Суд, дабы мы пробудились от легкомысленной безпечности и греховнаго усыпления, в которых обыкно­венно живем, и  решились по-настояще­му   покаяться.

«Аще не покаетеся», как бы так го­ворить она нам Словами Самого Господа Иисуса Хри­ста,    «вси такожде погибнете»   (Лук. 13, 3).

Таково, в самых общих и основных чертах учение нашей св. Православно-Христианской Церкви о Страшном Суде и о необходимости покаяния, какое она всегда исповедывала!

Увы! совсем не по душе это учение современному, «модерному» человеку, «истлевающему в похотех прелестных» (Ефес. 4, 22), которому хотелось бы гре­шить безнаказанно, не каясь и не думая о последствиях. А еще более, конечно, неприятно это учение врагу Бoжiю и врагу человеческаго спасения — диаволу и всем тем, кто успели продать ему свою душy, и за разнаго рода земныя блага определили себя на верную службу ему.

И вот, потому-то, в наше лукавое время мы сде­лались свидетелями появления   совершенно новаго,   неслыханнаго дотоле в нашей Церкви учения о том, что и Второе Пришествие Христово и Страшный Суд надо понимать   как-то   «аллегорически»,   «иносказательно», а не буквально, и что Страшный Суд, в сущности, совсем не будет страшным. Пропагандирующее такое «учение» утверждают с большим апломбом и авторитетом, что все выше изложенное нами  «выдумали темные фанатики-монахи», а современные «просвещен­ные xpистиане» не могут и не должны всему этому ве­рить. (А как же, спрашивается, не верить тому; что ясно и   определенно сказано в Свящ. Писании, если уж не верить великим Отцам Церкви и прославленным св. Церковью славным духоносным подвижникам?!), ибо Христос Сам, мол, сказал, что «Он приходил не судить мiр, но спасать его» (делается при этом ссылка на Иоан. 12, 47; Мате. 18, 11 и Лук. 9; 56).

Уже давно мы предупреждены, что лукавство сата­ны и его служителей, особенно в последния времена, будет проявляться и в том, что они, для погубления людей, станут искусно пользоваться даже текстами Священнаго Писания, криво их толкуя. (На таком кривотолковании и основаны ведь все многочисленныя современныя секты!). Так и в данном случае: в первый раз Христос приходил на землю действительно для того, чтобы спасти мiр, но второй раз Он придет уже не спасать, а судить мiр, при чем мерилом этого Суда, как Он Сам сказал, будет слово, проповеданное Им: «Слово еже глаголах, то судит ему в последний день» (Иоан. 12, 48), то есть: тот, кто не будет соблюдать учения, принесеннаго Христом-Спасителем на землю, тот подвер­гнется   осу ж д е н и ю   на Страшном Суде.

Кому же это может быть не ясно? — Разве только злонамеренно настроенному уму!

Но как же можно извращать то, что в Свящ. Писании так ясно сказано?

«Се, грядет со облаки, и узрит Его всяко око, и иже Его прободоша, и плач сотворят о Нем (и возрыдают пред Ним) вся колена земная. Ей, Аминь». (Апок. 1, 7 — сравни это с Деян. 1, 11),

«Се, гряду скоро, и мзда Моя (возмезд ие  Мое) со Мною, воздати коемуждо по делом его» (Апок, 22, 12), говорит Сам Господь.

Что еще может быть яснее и понятнее этих слов?

Итак, и Суд страшный несомненно бу­дет, и возмездие каждому по делам его будет, и ад с вечными муками для нераскаянных грешников бу­дет.

Этого ведь требует Высшая Божественная Спра­ведливость, которую так ясно чувствует и безуслов­ную необходимость признает и каждое неиспорчен­ное, не отравленное лживыми мудрованиями, человече­ское сердце.

Но представителям  новоявленной ереси современ­ности, называемой нами «неохилиазмом», которые верят в «прогресс человечества» и в «устроение Цар­ства Божия на земле», никак не хочется думать о кон­чине Mipa, о Втором Пришествии Христовом, о Стра­шном Суде и о предстоящих им, если они останутся при таком своем настроении, вечных адских муках. Они ублажают сами себя и пускают пыль в глаза другим криво-проповедуемой ими идеей «любви», ко­торая якобы упраздняет Божественную Истину и Правocyдиe, и более чем наивно утверждают, будто Страшный Суд весь сведется лишь к тому, что «мы ужаснемся нашего жестокосердия и  скудости в нас любви», что «нам страшно будет увидеть в нас ма­лость любви» (?!!).

Спрашивается: почему же мы не ужасаемся этому еще теперь, живя на земле? Почему злобным кровожадным палачам, миллионами уничтожавшим так жестоко, и безжалостно ни в чем неповинных людей на нашей несчастной Родине, оказавшейся под властью сатанистов, нисколько не страшно было видеть в себе «малость любви»? — Или все лютые зло­деи, потерявшие облик человеческий, на Страшном Суде внезапно изменят свою заматоревшую в кровавых преступлениях природу и мгновенно превра­тятся в кротких и незлобивых агнцев?

Но такого учения мы нигде не находим в Свящ. Писании. Не знала его никогда на протяжении веков и наша Св. Церковь! Она всегда учила и учит лишь о праведном воздаянии каждому по делам его.

Ох, уж эта мнимая, слащавая, лицемерная фа­рисейская любовь, о которой так любят постоянно твердить эти современные фарисеи, держащие, в действительности, «камень за пазухой» против своих братьев, и которой хотят превзойти Самого Бога, Человеколюбиваго, но и Правосуднаго!

Мы же знаем, что все истинные христиане, всех веков, всегда побуждали себя к добродетельной жи­зни, именно ужасаясь мысли о предстоящем  Суде Божием: «Помышляю день страшный и плачуся деяний моих лукавых: како отвещаю безсмертному Царю? Коим же дерзновением воззрю на Судию блудный аз? Благоутробный Отче, Сыне Единородный, Душе Святый, помилуй имя! — так молитвенно взывали они к Богу со всею Церковью (Седален Нед. Мясопустной). А святые отцы-подвижники наставляли христиан словами Премудраго Сираха: «поминай последняя твоя и во веки не согрешиши! (7, 39).

Эти же современные еретики почему-то настойчиво внушают людям, что на Страшном Суде ничего страшнаго не будет и что, следовательно, боять­ся   Страшнаго   Суда   не   нужно.

Кажется, всем благоразумным людям должно быть ясно, откуда ведет свое начало такое учение,   кто   вдохновляет его и таких   «проповедников!»

Это учение находится в полном контакте с тем характерным   направлением   современности,   которое стремится   примирить   людей   с   д и а в о лом ,   внушив им, что диавол совсем не страшен. Начав даже с идеализации диавола, теперь это направление старается представить диавола, как самое безобидное существо, с которым можно иметь самыя добрыя отношения; или — существо мифическое, над которым можно потешаться,  шутить, но бояться котораго не следует: его именем называют рестораны, торговыя фирмы и даже учащихся в школах, повсюду притом изображая его   мефистофельский   лик,   дабы всех пpиyчить к его виду.

Короче говоря, эта новая, «модерная» идеология «неохристианства», или, что то же, «неохилиазма», сво­дится к лозунгам (конечно, так прямо и откровенно не высказываемым): «Живите в свое удовольствие! Грешите себе напропалую, сколько хотите и как хо­тите, и ничего не бойтесь! Бог есть любовь, и Он всем всё и так простит! А какого-то страшнаго диавола и Страшный Суд выдумали фанатики-монахи, на бредни которых не стоит обращать внимания!»

Отсюда же, конечно, все из того же самаго источ­ника (сознательно ли это или безсознательно) идет и усиленная   пропаганда  в  нашей   эмигрантской   среде «балов-маскарадов»,   приурочиваемых  к  «маслянице», то есть как раз ко дням воспоминания Страшна­го Суда и затем Изгнания Адамова из рая (Неделя Сыропустная). Это — якобы «праздничная традиция цар­ской России», которую мы   «особенно   должны беречь». А ведь как боролись в царской России наши прославленные святостью жизни архипастыри и пастыри с этой   а нтихристианской   традицией, унаследованной от мрачных времен язычества! Доста­точно вспомнить хотя бы сильное и вдохновенное слово нашего «Российскаго Златоуста», Святителя Тихона Задонскаго «о сырной седмице», в котором этот нащъ великий угодник Божий требует от русских людей «безчинное масляницы празднование опровергать и искоренять», как «обычай злой», установленный в честь языческих божеств пьянства и распутства. А христианская «масляница» — это «свет­лая предпразднства  воздержания», «светлая предпутия поста», то есть постепенная подготовка себя к насту­пающему Великому посту.

Вот как все это в современной жизни идет совсем наперекор истинному христианству!

И это, конечно, не случайно, не спроста! Все это —  искусная обработка» человека, направленная к отторжению его от Христа-Спасителя и к охотному принятию   им   имеющаго   придти   противника   Христова.

«Обработку» эту, весьма ловко играя на слабостях, страстях и похотях людских, в последнее время особенно напряженно проводят слуги «его» — увы! — нередко облекающиеся теперь и в ризы священнослужителей.

А что касается ада с его вечными муками, то со­мневаться в его существовании нам не приходится: мы ведь видели настоящее преддверие его у нас на нашей несчастной родине — особенно те из нас, ко­торые посидели в большевицких тюрьмах и концлагерях.

«Ту будет плач и скрежет зубом» (Мате. 8, 12) — так неоднократно, образно представляя ад, говорил   о нем Сам Христос-Спаситель

Поэтому, единственно верный путь спасения для нас — это, не мудрствуя лукаво, сле­довать во всем исконному, неизменному учению нашей св. Церкви, веровать так, как веровали все, всегда и везде (св. Викентий Лиринский), и гнать от себя прочь всех новоявленных лжеучителей, дерзко провозглашающих какую-то «новую» эпоху в христианстве, хотя бы и облечены они были в священныя оде­жды. Ведь мы знаем из Слова Божия, что и «сам сатана преобразуется во ангела света,», «а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их»  (2 Корине. 11, 14-15).

И современные «модернисты» — «нео-хилиасты», и явные богоборцы-сатанисты — это, в общем, одного духа, «одного лагеря» люди. Вот почему они так лег­ко, в случае нужды, находят общий язык и даже примиряются друг с другом: отсюда же и инстинк­тивное расположение их и какое-то тяготение к церквам и религиозным организациям, сотрудничающим с богоборцами. Их душа— там, а не в Истинной Церкви Христовой !

А должна быть полная определенность: или-или! В наше время еще более, чем когда бы то ни было прежде, недопустима какая-то двойственность, двусмысленность, какое-то шатание «туда и сюда», «хромание на оба колена» и «сидение между двумя стульями»... В Mipe уже так явно происходит «отсеивание».

С кем мы? — Боимся ли мы Страшного Суда, диавола и вечных мук— или верим в наступление какой-то”новой”,”светлой” пост-христианской эпохи ?

От этого будет зависеть и наша участь в веч­ности.

«Господи избави нас всякого неведtния, и забвения, и малодушия, и окамененнаго нечувствия!» (Из 24 молитв св. 1оанна Златоуста).

«Человеколюбче Спасе, Царю веков, прежде даже кончина не приспеет, покаянием обратив, помилуй мя!» (Стихира в Нед. Мясопустную).

 

Архиепископ Аверкий (Таушев, +1976)
Сиракузский и Троицкий

 

 

 
«Церковная Жизнь» — Орган Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви.
При перепечатке ссылка на «Церковную Жизнь» обязательна.