Поиск

Новое в библиотеке:

Государство языческое и христианское

Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов (1867-1918)

Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов (1867-1918)

Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов 

 

Государство языческое и христианское

 

Крест—царей держава! (Из богослужебной песни.)

 

Церковные песни в честь нынешнего праздника как бы изнемогают, как бы истощаются в словах, изображая все величие силы и действия Креста Господня. И небо и земля и  преисподняя, и высота,  и  широта,  и  глу­бина,- мир земной и небесный, ангельский и человеческий,—  охраняет сила Крестная, — и это изображает ныне и словами и песнопениями,  и обрядами св. Церковь. «Крест-хранитель  всей вселенной, Крест — красота Церкви, Крест верных   утверждение,   Крест — ангелов слава, Крест - демонов язва». Среди всех таких восхвалений силы Крестной,  в мировых и вечных ея проявлениях, мы отмечаем одно, особо знаменательное для нас указание „Крест—царей держава"; „Крест—царей и царств похвала и утверждение".

Если вы внимательно вслушаетесь и вникнете в и песнопения в честь Креста, вы непременно увидите, как часто и усиленно всюду в них проводится именно эта мысль о Кресте, как о державе царей, вы увидите, как с мыслью о Кресте соединяется постоянно моление  о  Царе «крестоносном» и о царстве, моление о даровании царям победы, мира,

ограждения,  благопоспешении в  их царственном деле, а царству их, как „достоянию" и „жительству" Господню, сохранения свыше. Чтобы видеть это, вспомните хотя бы эту общеизвестную и ныне так часто повторяемую молитву - тропарь  Кресту, этот  истинно  народно-христианский гимн: «Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое».

Что все это значить, и как это нужно понимать?

Приносим ли мы тут только молитву лично о царе, - или здесь заключена мысль гораздо более глубокая?

Несомненно, мы молимся  и  должны  молиться о царе как о лице, как о правителе. С этой точки зрения христианин обязан молиться  и о царе   неверном и иноверном. Так делали апостолы,  так  завещали  они христианам. Но несомненно и то, что такими молитвами, какими молимся мы о царе, по руководству Церкви, и в таком соединении и связи мысли о Кресте с мыслью о царе и царстве  нельзя было молиться  о Нероне  при апостолах, нельзя молиться, например, современному  греку в Турции о султане. О таких царях нельзя сказать: „Крестом цари хвалятся"; „Крест—царей держава".                         

Такою молитвою стали молиться христиане, конечно, только со времен равноапостольнаго Константина, когда на его царской короне засиял Крест, когда на воинских знаменах вместо языческого орла, символа физической силы, поставлен был Крест, символ силы духовной, когда на царство стали благословлять царей  Крестом, когда не только над царем лично, но, выражаясь образно,  и над всем зданием царства водружен был и засиял немеркнущим светом Крест Христов. Когда мы говорим:  „Крест — царей держава",— исповедуем, что мы живем в государстве христианском, а не в языческом.

Мы переживаем теперь время, когда в этих понятиях очень и очень нужно нам разобраться. В самом деле, посреди охватившей все русское общество  жажды всяких реформ, до реформы высшего и верховного управления включительно, до изменений в самом существе государственного строя, верующего человека -христианина   надобно  остеречь: пусть он посмотрит, и пусть  спросит себя,  каким он идет путем, и какие цели в сущности преследует,—цели государства христианского или языческого?

Языческое государство есть царство исключительно земное, исключительно мирское.  Его  патриотизм,  поэтому,  есть только коллективный эгоизм. Его  задача во внешних отношениях — показать  и проявить свою силу: захватить как можно больше выгод во всемирном положении, подчинить себе как можно больше народностей и стран, захватить как можно больше экономических благ. Внутри — его задачи сводятся к тому,  чтобы доставить членам своим как можно больше  удобств  и пользы  мирской; этот общий интерес и это общее  желание таких удобств и npиобретений и служат объединяющею силой для народа; чувство самосохранения в борьбе  за существование  и  желание себе самому доставить возможно лучшее материальное  существование на земле, - вот основы такого государства. Власть в нем есть необходимость, истекающая из тех же соображений пользы и выгоды.

Для  государства, которое  водится только началами мирскими и материалистическими, конечно, не может быть и вопроса о том, откуда власть,  от кого она зависит и чему она служит. Ясно, что, при указанных нами  понятиях  и стремлениях, в этом царстве двуногих и умных животных, называемых людьми, каким представляется языческое государство, власть исходит от людей, согласившихся учредить её ради своей выгоды, зависит она от народа, ее создавшего, и служить должна народной пользе и вообще народу.   Сегодня,  при  изменившихся  условиях, переместятся соображения пользы и выгоды,—сегодня же народ в праве или совсем уничтожить власть, или переделать ее по своим нуждам  и выгодам данной минуты. Духовные интересы, вечная жажда человеческой души, то, что называется требованиями и запросами высшего порядка,—для такого государства не существуют; до них ему нет дела,  ибо все это прямого отношения к пользе и выгоде не имеет. Религия дух и прочее—это  „частное  дело", и  Церковь, как проявление и средоточие самых высших интересов духа, религиозно-нравственных, должна быть «отделена от государства».

Судите сами, можно ли,  при таких воззрениях на государство, говорить, что „Крест—царей держава"?

Иное  дело,   когда  государство является христианским. Христианство есть сила вечная и сила всемирная. Таким оно явилось с первых дней своего существования, по завету своего Божественного Основателя. Простирая свое действие на все стороны человеческой жизни, могло ли и может ли оно пройти мимо государства? Это  невозможно,   недопустимо. Это было бы подобно тому, если бы среди жаркого лета на поле оставалось одно место,   на котором продолжал бы лежать снег и трещали бы жестокие морозы...

По воззрению христианскому, государство само по себе не есть  цель,   а есть только средство и богоданная среда для верующих, чтобы им пройти успешно свой земной путь к достижению вечных и святых целей  человеческого существования, для достижения нравственного совершенства и вечного спасения. В этом смысле государство есть учреждение божественное. Его задачи—нравственные, духовные задачи, а не мирские;  если же  и  христианское  государство прилагает заботы о внешней безопасности народа, объ его внутреннем благоустройстве,  удобстве  и  порядках жизни, то все это опять не есть цель, а только  средство для его членов наилучше  достигнуть  основной   и   главной  цели  своего существования.                                                                 

Жить и в жизни усвоять и осуществлять плоды искупительного служения Господа  Иисуса Христа и возрастать в меру возраста исполнения Христова—вот эта цель.  Но для её осуществления необходима мирная совне и благоустроенная внутри жизнь, необходимо иметь тот мир, такой порядок которые   не  мешали бы, а  способствовали укреплению православно - христианских начал жизни.

Только по таким побуждениям и целям христианское государство и отдается заботам о внешнем и внутреннем строении царства. Такимъ нравственным целям подчиняется вся государственная жизнь,  ими определяется государственное законодательство, государственный строй, назревающие реформы общественные и государственные идеалы, Ясно и определенно этот именно взгляд на  государство и государственность выражает святой апостол Павел: «Молю прежде всех творить молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за царя и за всех, иже во власти суть…и далее: „да  тихое и безмятежное житие  поживем во всяком благочестии и чистоте, ибо это хорошо  и угодно Спасителю нашему  Богу, Который хочет,  чтобы  все  люди спаслись и достигли познания истины, ибо един Бог, един и Посредник между Богом и человеками  Человек Христос Иисус» (1Тим.2, 1-5).

Так завещает апостол  царству  человеческому  жить в осуществлении тех начал,  которые принесло и заповедало миру искупительное служение Господа Иисуса.

Итак повторяем, все в государстве должно быть проникнуто религиозно-нравственными целями,  из  них исходить им служить,  ими  определяться. И власть в таком государстве есть не самодовлеющее  нечто,  как  в  языческом мире, в лице его императоров; не завоевание насилия, не проявление самодержавия народа;  не выгода государственная. Власть есть проявление Божественного мироправления, орган Божественного   воспитания людей путем  государства, орудие для помощи и содействия Церкви силою внешнею в подвиге воспитания чад Божиих.

Потому – то «несть власть, аще не от Бога, сущия же власти от Бога учинены суть" (Римл. XIII, 1). Потому-то и повиноваться ей должно не за гнев, а за совесть. Ибо, в высшем смысле, Царь наш есть Господь; Он царствует. И в нынешний праздник св. Церковь словами псалма нам возвещает: Бог, Царь наш, прежде век содела спасение посреди земли! (Пс. 92, 1: 95, 10; 96, 1).

Задачи власти суть религиозно - нравственные, христианские задачи. А так  как Крест есть символ христианства, символ искупления, то в этом смысле «Крест – царей держава». Отнимите Крест, снимите его с короны царя и удалите со здания государства,—и держава царей будет только человеческая, только мирская, временная,  непрочная, гнилая и здание царств человеческих  будет  всегда построено на песке.  Служа христианскому государству, отстаивая его от врагов,  благоустрояя  его внутренно,   мы в нашем патриотизме уже проявляем не силу собирательного эгоизма не мирские задачи и выгоды, не средства властительства и народного обогащения, а исполнение  вечных мировых целей для которых государство служить средством; отстаивая державу царей, мы отстаиваем Крест Господень, ибо- „Крест- царей держава".

Стань  же,   верный  христианин,  посреди шума наших дней, посреди современных течений мысли и жизни, разберись в них и определи свой путь, свои склонности, свои задачи, свою деятельность  по вечному руководству Креста Господня. Скажи:  революция идет под знаменем Креста? Социалистические вожделения увенчаны Крестом Господним? Демократия и демократическая республика ищут ли освящения в Кресте Господнем и в силе христианства? Так называемое „новое государство", — мечта современных мудрецов и соблазн их слушателей и последователей,— в Кресте ли Господнем  полагает державу и утверждение? Пресловутое освободительное движение" водрузило ли на своем знамени Крест?  Современные,  навязываемые  нам идеалы государства и власти, реформы государственного строя стремление реформировать и переделать основы верховной власти,- все это проникнуто ли религиозно - нравственным    характером?

Скажи: когда Царю, как Верховной Власти, будут приказывать со стороны,  чтобы  Он поступал и правил так, а не иначе, не по долгу христианской совести, а по земным интересам и выгодам так –называемого «большинства», под которым разумеется «воля народа», как какой-то новый бог, как мера нравственно - доброго и как последнее основание всякой деятельности,—при таком условии, скажи, можно ли говорить: «Крест -

царей держава»?

 И куда нас влекут современные мудрецы, „освободители и реформаторы: к государству ли христианскому, или к языческому? И где же их идеалы: впереди, в вечном и безграничном развитии христианства, или позади, в вожделениях которыми жило издохшее язычество? И в таком случае, что же это: прогресс, или регресс?

Ответы для верующего ясны. В теперешних наших невзгодах и несчастиях одно спасение: крепко помнить, что Крест - царей и царств держава, похвала и утверждение и что направлять и определять государственную жизнь нужно началами веры Христовой, вечными ея религиозно- нравствеными целями, а не земною похотью плоти, похотью очес и гордостью житейской. Когда мы это сознаем и дружно с любовью начнем осуществлять в жизни,—  тогда только наступит истинное, столь ожидаемое умиротворение и обновление нашей родины, и тогда мы скажем о ней словами пророка:

«Се на горах ноги благовествующего и возвещающего праздники твоя, воздай обеты твоя»... (Наум.1.15). Ибо Господь воцарися, в лепоту облечеся. БогЦарь наш, прежде

век содела спасение посреде земли. Господь— Царь навеки. ( Пс.9, 37). Аминь.

 

(Слово в день Воздвижения Креста Господня).

 

Государство языческое и христианское

Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов (1867-1918)

Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов (1867-1918)

Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов 

 

Государство языческое и христианское

 

Крест—царей держава! (Из богослужебной песни.)

 

Церковные песни в честь нынешнего праздника как бы изнемогают, как бы истощаются в словах, изображая все величие силы и действия Креста Господня. И небо и земля и  преисподняя, и высота,  и  широта,  и  глу­бина,- мир земной и небесный, ангельский и человеческий,—  охраняет сила Крестная, — и это изображает ныне и словами и песнопениями,  и обрядами св. Церковь. «Крест-хранитель  всей вселенной, Крест — красота Церкви, Крест верных   утверждение,   Крест — ангелов слава, Крест - демонов язва». Среди всех таких восхвалений силы Крестной,  в мировых и вечных ея проявлениях, мы отмечаем одно, особо знаменательное для нас указание „Крест—царей держава"; „Крест—царей и царств похвала и утверждение".

Если вы внимательно вслушаетесь и вникнете в и песнопения в честь Креста, вы непременно увидите, как часто и усиленно всюду в них проводится именно эта мысль о Кресте, как о державе царей, вы увидите, как с мыслью о Кресте соединяется постоянно моление  о  Царе «крестоносном» и о царстве, моление о даровании царям победы, мира,

ограждения,  благопоспешении в  их царственном деле, а царству их, как „достоянию" и „жительству" Господню, сохранения свыше. Чтобы видеть это, вспомните хотя бы эту общеизвестную и ныне так часто повторяемую молитву - тропарь  Кресту, этот  истинно  народно-христианский гимн: «Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое».

Что все это значить, и как это нужно понимать?

Приносим ли мы тут только молитву лично о царе, - или здесь заключена мысль гораздо более глубокая?

Несомненно, мы молимся  и  должны  молиться о царе как о лице, как о правителе. С этой точки зрения христианин обязан молиться  и о царе   неверном и иноверном. Так делали апостолы,  так  завещали  они христианам. Но несомненно и то, что такими молитвами, какими молимся мы о царе, по руководству Церкви, и в таком соединении и связи мысли о Кресте с мыслью о царе и царстве  нельзя было молиться  о Нероне  при апостолах, нельзя молиться, например, современному  греку в Турции о султане. О таких царях нельзя сказать: „Крестом цари хвалятся"; „Крест—царей держава".                         

Такою молитвою стали молиться христиане, конечно, только со времен равноапостольнаго Константина, когда на его царской короне засиял Крест, когда на воинских знаменах вместо языческого орла, символа физической силы, поставлен был Крест, символ силы духовной, когда на царство стали благословлять царей  Крестом, когда не только над царем лично, но, выражаясь образно,  и над всем зданием царства водружен был и засиял немеркнущим светом Крест Христов. Когда мы говорим:  „Крест — царей держава",— исповедуем, что мы живем в государстве христианском, а не в языческом.

Мы переживаем теперь время, когда в этих понятиях очень и очень нужно нам разобраться. В самом деле, посреди охватившей все русское общество  жажды всяких реформ, до реформы высшего и верховного управления включительно, до изменений в самом существе государственного строя, верующего человека -христианина   надобно  остеречь: пусть он посмотрит, и пусть  спросит себя,  каким он идет путем, и какие цели в сущности преследует,—цели государства христианского или языческого?

Языческое государство есть царство исключительно земное, исключительно мирское.  Его  патриотизм,  поэтому,  есть только коллективный эгоизм. Его  задача во внешних отношениях — показать  и проявить свою силу: захватить как можно больше выгод во всемирном положении, подчинить себе как можно больше народностей и стран, захватить как можно больше экономических благ. Внутри — его задачи сводятся к тому,  чтобы доставить членам своим как можно больше  удобств  и пользы  мирской; этот общий интерес и это общее  желание таких удобств и npиобретений и служат объединяющею силой для народа; чувство самосохранения в борьбе  за существование  и  желание себе самому доставить возможно лучшее материальное  существование на земле, - вот основы такого государства. Власть в нем есть необходимость, истекающая из тех же соображений пользы и выгоды.

Для  государства, которое  водится только началами мирскими и материалистическими, конечно, не может быть и вопроса о том, откуда власть,  от кого она зависит и чему она служит. Ясно, что, при указанных нами  понятиях  и стремлениях, в этом царстве двуногих и умных животных, называемых людьми, каким представляется языческое государство, власть исходит от людей, согласившихся учредить её ради своей выгоды, зависит она от народа, ее создавшего, и служить должна народной пользе и вообще народу.   Сегодня,  при  изменившихся  условиях, переместятся соображения пользы и выгоды,—сегодня же народ в праве или совсем уничтожить власть, или переделать ее по своим нуждам  и выгодам данной минуты. Духовные интересы, вечная жажда человеческой души, то, что называется требованиями и запросами высшего порядка,—для такого государства не существуют; до них ему нет дела,  ибо все это прямого отношения к пользе и выгоде не имеет. Религия дух и прочее—это  „частное  дело", и  Церковь, как проявление и средоточие самых высших интересов духа, религиозно-нравственных, должна быть «отделена от государства».

Судите сами, можно ли,  при таких воззрениях на государство, говорить, что „Крест—царей держава"?

Иное  дело,   когда  государство является христианским. Христианство есть сила вечная и сила всемирная. Таким оно явилось с первых дней своего существования, по завету своего Божественного Основателя. Простирая свое действие на все стороны человеческой жизни, могло ли и может ли оно пройти мимо государства? Это  невозможно,   недопустимо. Это было бы подобно тому, если бы среди жаркого лета на поле оставалось одно место,   на котором продолжал бы лежать снег и трещали бы жестокие морозы...

По воззрению христианскому, государство само по себе не есть  цель,   а есть только средство и богоданная среда для верующих, чтобы им пройти успешно свой земной путь к достижению вечных и святых целей  человеческого существования, для достижения нравственного совершенства и вечного спасения. В этом смысле государство есть учреждение божественное. Его задачи—нравственные, духовные задачи, а не мирские;  если же  и  христианское  государство прилагает заботы о внешней безопасности народа, объ его внутреннем благоустройстве,  удобстве  и  порядках жизни, то все это опять не есть цель, а только  средство для его членов наилучше  достигнуть  основной   и   главной  цели  своего существования.                                                                 

Жить и в жизни усвоять и осуществлять плоды искупительного служения Господа  Иисуса Христа и возрастать в меру возраста исполнения Христова—вот эта цель.  Но для её осуществления необходима мирная совне и благоустроенная внутри жизнь, необходимо иметь тот мир, такой порядок которые   не  мешали бы, а  способствовали укреплению православно - христианских начал жизни.

Только по таким побуждениям и целям христианское государство и отдается заботам о внешнем и внутреннем строении царства. Такимъ нравственным целям подчиняется вся государственная жизнь,  ими определяется государственное законодательство, государственный строй, назревающие реформы общественные и государственные идеалы, Ясно и определенно этот именно взгляд на  государство и государственность выражает святой апостол Павел: «Молю прежде всех творить молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за царя и за всех, иже во власти суть…и далее: „да  тихое и безмятежное житие  поживем во всяком благочестии и чистоте, ибо это хорошо  и угодно Спасителю нашему  Богу, Который хочет,  чтобы  все  люди спаслись и достигли познания истины, ибо един Бог, един и Посредник между Богом и человеками  Человек Христос Иисус» (1Тим.2, 1-5).

Так завещает апостол  царству  человеческому  жить в осуществлении тех начал,  которые принесло и заповедало миру искупительное служение Господа Иисуса.

Итак повторяем, все в государстве должно быть проникнуто религиозно-нравственными целями,  из  них исходить им служить,  ими  определяться. И власть в таком государстве есть не самодовлеющее  нечто,  как  в  языческом мире, в лице его императоров; не завоевание насилия, не проявление самодержавия народа;  не выгода государственная. Власть есть проявление Божественного мироправления, орган Божественного   воспитания людей путем  государства, орудие для помощи и содействия Церкви силою внешнею в подвиге воспитания чад Божиих.

Потому – то «несть власть, аще не от Бога, сущия же власти от Бога учинены суть" (Римл. XIII, 1). Потому-то и повиноваться ей должно не за гнев, а за совесть. Ибо, в высшем смысле, Царь наш есть Господь; Он царствует. И в нынешний праздник св. Церковь словами псалма нам возвещает: Бог, Царь наш, прежде век содела спасение посреди земли! (Пс. 92, 1: 95, 10; 96, 1).

Задачи власти суть религиозно - нравственные, христианские задачи. А так  как Крест есть символ христианства, символ искупления, то в этом смысле «Крест – царей держава». Отнимите Крест, снимите его с короны царя и удалите со здания государства,—и держава царей будет только человеческая, только мирская, временная,  непрочная, гнилая и здание царств человеческих  будет  всегда построено на песке.  Служа христианскому государству, отстаивая его от врагов,  благоустрояя  его внутренно,   мы в нашем патриотизме уже проявляем не силу собирательного эгоизма не мирские задачи и выгоды, не средства властительства и народного обогащения, а исполнение  вечных мировых целей для которых государство служить средством; отстаивая державу царей, мы отстаиваем Крест Господень, ибо- „Крест- царей держава".

Стань  же,   верный  христианин,  посреди шума наших дней, посреди современных течений мысли и жизни, разберись в них и определи свой путь, свои склонности, свои задачи, свою деятельность  по вечному руководству Креста Господня. Скажи:  революция идет под знаменем Креста? Социалистические вожделения увенчаны Крестом Господним? Демократия и демократическая республика ищут ли освящения в Кресте Господнем и в силе христианства? Так называемое „новое государство", — мечта современных мудрецов и соблазн их слушателей и последователей,— в Кресте ли Господнем  полагает державу и утверждение? Пресловутое освободительное движение" водрузило ли на своем знамени Крест?  Современные,  навязываемые  нам идеалы государства и власти, реформы государственного строя стремление реформировать и переделать основы верховной власти,- все это проникнуто ли религиозно - нравственным    характером?

Скажи: когда Царю, как Верховной Власти, будут приказывать со стороны,  чтобы  Он поступал и правил так, а не иначе, не по долгу христианской совести, а по земным интересам и выгодам так –называемого «большинства», под которым разумеется «воля народа», как какой-то новый бог, как мера нравственно - доброго и как последнее основание всякой деятельности,—при таком условии, скажи, можно ли говорить: «Крест -

царей держава»?

 И куда нас влекут современные мудрецы, „освободители и реформаторы: к государству ли христианскому, или к языческому? И где же их идеалы: впереди, в вечном и безграничном развитии христианства, или позади, в вожделениях которыми жило издохшее язычество? И в таком случае, что же это: прогресс, или регресс?

Ответы для верующего ясны. В теперешних наших невзгодах и несчастиях одно спасение: крепко помнить, что Крест - царей и царств держава, похвала и утверждение и что направлять и определять государственную жизнь нужно началами веры Христовой, вечными ея религиозно- нравствеными целями, а не земною похотью плоти, похотью очес и гордостью житейской. Когда мы это сознаем и дружно с любовью начнем осуществлять в жизни,—  тогда только наступит истинное, столь ожидаемое умиротворение и обновление нашей родины, и тогда мы скажем о ней словами пророка:

«Се на горах ноги благовествующего и возвещающего праздники твоя, воздай обеты твоя»... (Наум.1.15). Ибо Господь воцарися, в лепоту облечеся. БогЦарь наш, прежде

век содела спасение посреде земли. Господь— Царь навеки. ( Пс.9, 37). Аминь.

 

(Слово в день Воздвижения Креста Господня).

 

 
«Церковная Жизнь» — Орган Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви.
При перепечатке ссылка на «Церковную Жизнь» обязательна.