Поиск

Новое в библиотеке:

Готовимся ли мы к Великому Посту?

Архиепископ Аверкий (Таушев, +1976)

Сиракузский и Троицкий, РПЦЗ



Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

Архиепископ Аверкий (Таушев)

 

Готовимся ли мы к Великому Посту?

 

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!»

Милостью Божиею, вновь вступаем мы в подго­товительные недели к Великому Посту. Как прекрасны эти подготовительные недели! Какое богатство назидания дают они нам! И как плодотворно проводили бы мы спасительное поприще Великого Поста, если бы мы по-настоящему усвоили себе  это богатство, и надлежащим образом пользовались бы им.

Весь Богослужебный год нашей св. Православной Церкви, со всеми его праздниками, священными воспоминаниями, чествованиями памяти святых угодников Божиих и постами, исполнен необычайного богатства, назидания  и   являет собою подлинную таинственную жизнь Церкви в лицах и событиях. И только тот может почитаться живым членом Церкви, кто духом своим принимает живое участие в этой жизни Церкви, кто живет жизнью Церкви - кто переживает все то, что св. Церковь предлагает ему в течение своего Богослужебного года переживать и кто старается все это богатство назидания усвоить.

Но в особенности это так в отношении Великого Поста и четырех (трех седмиц и четырех воскресных дней) предшествующих ему так называемых подготовительных недель. Ведь время Великого Поста это - время покаяния, а в чем мы, грешные люди, больше всего нуждаемся, как не в покаянии. Вот почему Великий Пост с его Богослужебными чтениями и песнопениями особенно сильно и глубоко затрагивает наши сердца, если только они не оконча­тельно еще окаменели, если они еще не потеряли способность к покаянию, если еще доступно нам, хотя бы в самой малой степени, то возвышеннейшее и прекраснейшее из духовных чувствований и переживаний, которое св. Церковь называет умилением.

Но горе нам, если в иас ничего этого уже нет, ибо это явный  признак постигшей нас духовной смерти, которая гораздо страшнее смерти телес­ной. Только чудо Божией милости может опять вос­кресить душу умершую грехми.

И вот потому-то св. Церковь перед наступлением Великого Поста и озабочена тем, чтобы сильны­ми, яркими образами, назидательными, трогающими душу представлениями и воспоминаниями оживить наши души, расшевелить наше дремлющее сознание, пробудить от сна греховного, возставить от одра смерти и сделать нас бодрыми и живыми члена­ми своими - послушными сынами и дщерями, с лю­бовью внемлющими наставительному гласу своей Ма­тери-Церкви.

Bce ли мы, православные pyccкиe люди, в  настоящее   время  живем жизнью  нашей  Матери-Церкви, всe ли мы впитываем в себя ея дивные спасительные наставления, все ли мы переживаем и усваиваем то великое духовное богатство назидания, которое она нам предлагает? А в частности и в особенно­сти: все  ли мы готовимся, как это надлежит по замыслу св. Церкви, к Великому Посту, и все ли мы потом проводим Ве­ликий  Пост так, как это с л е д у е т   делать   ж и в ы м  членам Церкви?

Увы! Много всяких препятствий  для этого в мiре, далеком от истинной Христовой веры, в котором мы живем, мнoгиe из нас не в состоянии даже регулярно бывать у Богослужения, не только в дни будничные, а иногда и в праздничные - из-за отсутствия храма или священника или по роду своей работы или занятия, коим снискивается пропитание.

Но что сказать о тех, православных русских людях, которые и храм имеют и располагают все­ми необходимыми возможностями для того, чтобы жить всей полнотой церковной жизни, быть живыми членами Церкви и, однако, не пользуются всем этим, а живут, как какие-то иноверцы или язычники? Могут ли они иметь какое-нибудь оправдание? И не сделались ли такие действительно живыми трупами?

И в самом деле: разве могут почитаться живы­ми членами Церкви Христовой те православные pyccкиe люди, которые не посещают регулярно всех воскресных и праздничных Богослужений в своем храме, хотя имеют к этому полную возможность? Разве  мо­гут считать себя православными христианами и пре­тендовать на то, чтобы и другие считали их таковыми, те pyccкиe люди, которые, вместо того, чтобы пойти в храм Божий к Богослужению, устраивают в часы Богослужений какие бы то ни было свои собственные собрания?

И разве не явно-враждебный вызов своей Матери-Церкви, о т с е к а я себя этим от Нея, делают те несчастные заблудившиеся pyccкиe люди, которые див­ную красоту и ни с чем несравнимую возвышенность и назидательность нашего православного Богослужения меняют на разного рода развлечения и увеселения. Эти несчастные, духовно растлевающие нашу молодежь устройством подобных развлечений и увеселений (все­гда имеющих в себе  в той или иной дозе  элемент безнравственности) в дни и часы церковных Богослужений или в периоды постов, установленных Цер­ковью, отбившиеся от Церкви люди даже знать не хотят, что к ним относится страшное прещение Хри­стово: «Горе мiру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит... кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мате. 18, 7 и 6). Нет! Самое меньшее, что требуется от желающего не напрасно носить имя православного христианина, без чего нечего и говорить о том, чтобы быть живым членом Христовой Церкви, это регулярное и неопустительное посещение  всех воскресных и  праздничных цер­ковных   Богослужений.

И вот, готовя нас к наступлению Великого Поста, св. Церковь уже за три седмицы до его наступления, в течение четырех воскресных дней, вводит в обыч­ное воскресное Богослужение особые чтения и умиляющие душу песнопения, которые должны постепенно, исподволь расположить нас к достодолжному покаян­ному настроению, дабы не безплодным прошло для нас время Великого Поста.

«Покаяния двери отверзи ми, Жизнодавче!. . .» - вот основной мотив всей этой чрезвычайно-мудрой и глубокой психологической подготовки. Евангельские притчи и речи Господа, читаемые за Божественной литургией, и все остальные дополнительные чтения и песнопения, заимствуемые из особой Богослужебной книги, име­нуемой Триоди Постной, находятся в полной внут­ренней гармонии с этим воплем кающейся души, ко­торый влагает нам в уста пекущаяся о нашем спасении наша Мать-Церковь.

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!..» - так поется от нашего имени, от имени всех верующих православных христиан, в церкви за всенощным бдением, каждую субботу во все эти подготовительные недели и в течение всего последующего за тем поста.  А где мы бываем в это время, - мы, православные русские люди, по грехам нашим потерявшие Родину?

Находимся ли мы в это время в церкви, сливаем ли наш собственный внутренний вопль о даровании нам Богом искреннего покаянного чувства с этим общим воплем всей Церкви?

Боимся ли мы пропустить еще что-нибудь из всего этого богатого назидания предлагаемого нам св. Цер­ковью, ловим ли мы, впитываем ли в себя каждое слово из всего того, что слышится в эти дни в храмах наших. Готовим ли мы себя внутренне к наступающему Великому Посту?

Вот - первостепенной важности в нашей жизни вопрос, на который должна дать ответь каждому из нас наша совесть.

А как умилительны образы, связанные с каждою из этих подготовительных недель!

Вот живо рисуется нам в Евангельской притче, а одновременно в песнопениях церковных и чтениях отталкивающий образ самодовольного самохвала - фа­рисея и привлекательный образ искренно и глубоко кающагося грешника - мытаря. И как неоспоримо-справедливый, подобно молнии, прорезываетъ наше сознание въ заключительныхъ словахъ притчи праведный суд Божий, вынесенный одновременно тому и другому:

«Всяк возносяйся смирится, смиряяй же себе вознесется» (Лук. 18, 14).

Ну, как не задать себе вопрос: кто же я такой - самодовольный фарисей, ставящий сам себя выше других и не чувствующий никакой нужды в покаянии, или ясно сознающий свои грехи мытарь, нисколько себя не оправдывающий и смиренно умоляющий Бога о помиловании:

«Боже, милостив буди мне, грешному!»

А вот дивная, глубоко потрясающая душу картина безпредельности человеколюбия Божия, милостивого снисхождения Божия к кающемуся грешнику – отец, принимающий с любовью в свои объятия возвратившегося к нему в отчий  дом блудного сына. Нужно иметь совсем окаменевшее сердце, чтобы, слушая эту замечательную и столь для нас утешительную притчу, не прочувствовать всю глубину своего греховного падения, удаляющего нас от Бога, нашего любящего Отца, и не возжелать всем сердцем возвратиться к Богу с искренними покаянными словами  блудного сына:

«Отче, согреших на небо и пред тобою, и уже несмь достоин нарещися сын твой: сотвори мя, яко единаго от наемник твоих» (Лук. 15, 18-19).

Te вовсе не христиане, которые не сознают себя «блудными сынами» и которые, будучи довольны своим греховным образом жизни, вдали от Бога, не помышляют о покаянном возвращении в отчий дом. Но для тех, кого не в состоянии тронуть умили­тельное  зрелище  всепрощающей любви Отца нашего Небеснаго, в третью подготовительную неделю св. Цер­ковь живописует жуткую,  охватывающую нас леденящим ужасом картину кончины Mipa, Второго Пришествия Христова и последнего Страшного Суда Божия над всем человеческим родом. Эта картина убеждает нас, что Бог не только любящий Отец, но и Праведный Судия: что Он не только безконечно человеколюбив и милосерд,  но  и столь же безконечно правосуден и не оставит  без наказания всех нераскаянных, ожесточенных и упорствующих во грехах своих грешников.

«Се, гряду скоро, и возмездие мое со мною» - го­ворить Он Сам: «чтобы воздать каждому по делам его» (Апокал. 22, 12).

Благо тем, кто, как первые христиане, постоянно помышляют об этом страшном «дне Господни» и готовят себя к встрече Господа, грядущего судии живым и мертвым, как мы это постоянно исповедуем на всех Богослужениях, произнося Символ Веры - и горе тем, кто, как часто это теперь бывает, с иронической усмешкой говорят об этом, видимо, совсем не веруя в эту одну из самых основных, главнейших догматических истин нашей свя­той веры.

И, наконец, в последнюю подготовительную не­делю - в четвертый воскресный день - непосредствен­но перед наступлением Великого Поста, св. Церковь напоминает нам грехопадение наших прародителей Адама и Евы и изгнание их из рая, тем самым объ­ясняя нам, что мы, как потомки падшаго родоначаль­ника, сами в себе носим яд греха, и нуждаемся в исцелении от него. А так как пали наши прародите­ли через непослушание Богу и через невоздержание, то восстать от этого падения мы можем только через послушание Богу и  Его Святой Церкви, и через доброволь­но принимаемый нами на себя подвиг воздержан и я - подвиг поста. Все зло в нас - от унасле­дованной нами от прародителей наших, соблазненных диаволом, гордости, а потому мы пре­жде всего должны стремиться побороть в себе эту фарисейскую гордость (чему и учила нас св. Церковь еще в самом начале, вводя нас в подготовительные недели к Великому Посту). А гордость в насъ ничем не побеждается и не смиряется так, как прощением обид, нанесенных нам людьми.

Вот почему перед самым наступлением Вели­кого Поста св. Церковь и призывает нас от души простить друг другу, от сердца, все взаимные обиды и огорчения, убеждая нас к этому словами Самого Господа:

«Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный: аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших»  (Мате. 6, 14-15).

Разве не ясно, что так и должно быть по закону самой элементарной справедливости? Как мы дерзнем просить Бога о прощении наших грехов перед Ним, если сами обнаруживаем такую жестокость и черст­вость сердца, что не хотим простить нашим ближним их грехи против нас?

Вот так учит нас св. Церковь готовить себя к наступлению Великого Поста, дабы, когда он наступит, мы вполне бы уже прониклись всеми чувствами и настроениями, необходимыми для искренняго покаяния.

Делаем ли мы это?

Если мы добросовестно и поглубже вдумаемся во всё это, тогда мы поймем, насколько далеки от истинного христианства те со­временные христиане, которые иначе проводят эти подготовительные недели к Великому По­сту. И особенно противны истинному христианству, со­вершенно вразрез с ним идут те разнузданные развлечения и увеселения, связанные с объядением и пьянством, с нескромными играми и плясками, которые -  увы! - дожили до наших времен от темных времен язычества.

Что общего между таким веселым времяпрепровождением и теми высокими мыслями и образами, которые предлагает нашему внимaнию св. Церковь в эти подготовительные недели?

А так называемые «балы-маскарады», объявлениями об устройстве которых буквально пестрят газеты в эти святые дни подготовки к постному подвигу, и вовсе воспрещаются канонически­ми правилами нашей св. Церкви, выработанными на Вселенских Соборах, выражающих собою волеизъявление Самого Духа Святаго (см. например, 62-ое правило Шестого Вселенского Собора, 51-ое того же Собора и др.). Кто все это позволяет, тот по существу совсем чужд Церкви Христовой, ибо он не живет одной жизнью с Церковью и мало того: живет и действует наперекор ей.

Нам, православным русским людям, потерявшим нашу Родину, столько перенесшим и так тяжко перестрадавшим, особенно не к лицу такое легкомысленное самоутверждение в своей греховной неправоте, в такой самости, в такой упорной отчужденности от св. Церкви, в свое время создавшей нам нашу Родину, как Святую Русь и Великую Россию.

Единственный спасительный путь для нас - это путь честного осознания греховности своего отчуждения от Церкви, путь искренняго стремления к cлиянию с жизнью Церкви - путь   покаяния.

Станем ли мы на этот путь, - от этого зависит всё наше будущее: и в этой временной земной жизни и в вечности.

 

Архиепископ Аверкий (Таушев, +1976)

 Сиракузский и Троицкий, РПЦЗ

 

 

 

Готовимся ли мы к Великому Посту?

Архиепископ Аверкий (Таушев, +1976)

Сиракузский и Троицкий, РПЦЗ



Архиепископ Аверкий (Таушев) Сиракузский и Троицкий

Архиепископ Аверкий (Таушев)

 

Готовимся ли мы к Великому Посту?

 

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!»

Милостью Божиею, вновь вступаем мы в подго­товительные недели к Великому Посту. Как прекрасны эти подготовительные недели! Какое богатство назидания дают они нам! И как плодотворно проводили бы мы спасительное поприще Великого Поста, если бы мы по-настоящему усвоили себе  это богатство, и надлежащим образом пользовались бы им.

Весь Богослужебный год нашей св. Православной Церкви, со всеми его праздниками, священными воспоминаниями, чествованиями памяти святых угодников Божиих и постами, исполнен необычайного богатства, назидания  и   являет собою подлинную таинственную жизнь Церкви в лицах и событиях. И только тот может почитаться живым членом Церкви, кто духом своим принимает живое участие в этой жизни Церкви, кто живет жизнью Церкви - кто переживает все то, что св. Церковь предлагает ему в течение своего Богослужебного года переживать и кто старается все это богатство назидания усвоить.

Но в особенности это так в отношении Великого Поста и четырех (трех седмиц и четырех воскресных дней) предшествующих ему так называемых подготовительных недель. Ведь время Великого Поста это - время покаяния, а в чем мы, грешные люди, больше всего нуждаемся, как не в покаянии. Вот почему Великий Пост с его Богослужебными чтениями и песнопениями особенно сильно и глубоко затрагивает наши сердца, если только они не оконча­тельно еще окаменели, если они еще не потеряли способность к покаянию, если еще доступно нам, хотя бы в самой малой степени, то возвышеннейшее и прекраснейшее из духовных чувствований и переживаний, которое св. Церковь называет умилением.

Но горе нам, если в иас ничего этого уже нет, ибо это явный  признак постигшей нас духовной смерти, которая гораздо страшнее смерти телес­ной. Только чудо Божией милости может опять вос­кресить душу умершую грехми.

И вот потому-то св. Церковь перед наступлением Великого Поста и озабочена тем, чтобы сильны­ми, яркими образами, назидательными, трогающими душу представлениями и воспоминаниями оживить наши души, расшевелить наше дремлющее сознание, пробудить от сна греховного, возставить от одра смерти и сделать нас бодрыми и живыми члена­ми своими - послушными сынами и дщерями, с лю­бовью внемлющими наставительному гласу своей Ма­тери-Церкви.

Bce ли мы, православные pyccкиe люди, в  настоящее   время  живем жизнью  нашей  Матери-Церкви, всe ли мы впитываем в себя ея дивные спасительные наставления, все ли мы переживаем и усваиваем то великое духовное богатство назидания, которое она нам предлагает? А в частности и в особенно­сти: все  ли мы готовимся, как это надлежит по замыслу св. Церкви, к Великому Посту, и все ли мы потом проводим Ве­ликий  Пост так, как это с л е д у е т   делать   ж и в ы м  членам Церкви?

Увы! Много всяких препятствий  для этого в мiре, далеком от истинной Христовой веры, в котором мы живем, мнoгиe из нас не в состоянии даже регулярно бывать у Богослужения, не только в дни будничные, а иногда и в праздничные - из-за отсутствия храма или священника или по роду своей работы или занятия, коим снискивается пропитание.

Но что сказать о тех, православных русских людях, которые и храм имеют и располагают все­ми необходимыми возможностями для того, чтобы жить всей полнотой церковной жизни, быть живыми членами Церкви и, однако, не пользуются всем этим, а живут, как какие-то иноверцы или язычники? Могут ли они иметь какое-нибудь оправдание? И не сделались ли такие действительно живыми трупами?

И в самом деле: разве могут почитаться живы­ми членами Церкви Христовой те православные pyccкиe люди, которые не посещают регулярно всех воскресных и праздничных Богослужений в своем храме, хотя имеют к этому полную возможность? Разве  мо­гут считать себя православными христианами и пре­тендовать на то, чтобы и другие считали их таковыми, те pyccкиe люди, которые, вместо того, чтобы пойти в храм Божий к Богослужению, устраивают в часы Богослужений какие бы то ни было свои собственные собрания?

И разве не явно-враждебный вызов своей Матери-Церкви, о т с е к а я себя этим от Нея, делают те несчастные заблудившиеся pyccкиe люди, которые див­ную красоту и ни с чем несравнимую возвышенность и назидательность нашего православного Богослужения меняют на разного рода развлечения и увеселения. Эти несчастные, духовно растлевающие нашу молодежь устройством подобных развлечений и увеселений (все­гда имеющих в себе  в той или иной дозе  элемент безнравственности) в дни и часы церковных Богослужений или в периоды постов, установленных Цер­ковью, отбившиеся от Церкви люди даже знать не хотят, что к ним относится страшное прещение Хри­стово: «Горе мiру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит... кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мате. 18, 7 и 6). Нет! Самое меньшее, что требуется от желающего не напрасно носить имя православного христианина, без чего нечего и говорить о том, чтобы быть живым членом Христовой Церкви, это регулярное и неопустительное посещение  всех воскресных и  праздничных цер­ковных   Богослужений.

И вот, готовя нас к наступлению Великого Поста, св. Церковь уже за три седмицы до его наступления, в течение четырех воскресных дней, вводит в обыч­ное воскресное Богослужение особые чтения и умиляющие душу песнопения, которые должны постепенно, исподволь расположить нас к достодолжному покаян­ному настроению, дабы не безплодным прошло для нас время Великого Поста.

«Покаяния двери отверзи ми, Жизнодавче!. . .» - вот основной мотив всей этой чрезвычайно-мудрой и глубокой психологической подготовки. Евангельские притчи и речи Господа, читаемые за Божественной литургией, и все остальные дополнительные чтения и песнопения, заимствуемые из особой Богослужебной книги, име­нуемой Триоди Постной, находятся в полной внут­ренней гармонии с этим воплем кающейся души, ко­торый влагает нам в уста пекущаяся о нашем спасении наша Мать-Церковь.

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!..» - так поется от нашего имени, от имени всех верующих православных христиан, в церкви за всенощным бдением, каждую субботу во все эти подготовительные недели и в течение всего последующего за тем поста.  А где мы бываем в это время, - мы, православные русские люди, по грехам нашим потерявшие Родину?

Находимся ли мы в это время в церкви, сливаем ли наш собственный внутренний вопль о даровании нам Богом искреннего покаянного чувства с этим общим воплем всей Церкви?

Боимся ли мы пропустить еще что-нибудь из всего этого богатого назидания предлагаемого нам св. Цер­ковью, ловим ли мы, впитываем ли в себя каждое слово из всего того, что слышится в эти дни в храмах наших. Готовим ли мы себя внутренне к наступающему Великому Посту?

Вот - первостепенной важности в нашей жизни вопрос, на который должна дать ответь каждому из нас наша совесть.

А как умилительны образы, связанные с каждою из этих подготовительных недель!

Вот живо рисуется нам в Евангельской притче, а одновременно в песнопениях церковных и чтениях отталкивающий образ самодовольного самохвала - фа­рисея и привлекательный образ искренно и глубоко кающагося грешника - мытаря. И как неоспоримо-справедливый, подобно молнии, прорезываетъ наше сознание въ заключительныхъ словахъ притчи праведный суд Божий, вынесенный одновременно тому и другому:

«Всяк возносяйся смирится, смиряяй же себе вознесется» (Лук. 18, 14).

Ну, как не задать себе вопрос: кто же я такой - самодовольный фарисей, ставящий сам себя выше других и не чувствующий никакой нужды в покаянии, или ясно сознающий свои грехи мытарь, нисколько себя не оправдывающий и смиренно умоляющий Бога о помиловании:

«Боже, милостив буди мне, грешному!»

А вот дивная, глубоко потрясающая душу картина безпредельности человеколюбия Божия, милостивого снисхождения Божия к кающемуся грешнику – отец, принимающий с любовью в свои объятия возвратившегося к нему в отчий  дом блудного сына. Нужно иметь совсем окаменевшее сердце, чтобы, слушая эту замечательную и столь для нас утешительную притчу, не прочувствовать всю глубину своего греховного падения, удаляющего нас от Бога, нашего любящего Отца, и не возжелать всем сердцем возвратиться к Богу с искренними покаянными словами  блудного сына:

«Отче, согреших на небо и пред тобою, и уже несмь достоин нарещися сын твой: сотвори мя, яко единаго от наемник твоих» (Лук. 15, 18-19).

Te вовсе не христиане, которые не сознают себя «блудными сынами» и которые, будучи довольны своим греховным образом жизни, вдали от Бога, не помышляют о покаянном возвращении в отчий дом. Но для тех, кого не в состоянии тронуть умили­тельное  зрелище  всепрощающей любви Отца нашего Небеснаго, в третью подготовительную неделю св. Цер­ковь живописует жуткую,  охватывающую нас леденящим ужасом картину кончины Mipa, Второго Пришествия Христова и последнего Страшного Суда Божия над всем человеческим родом. Эта картина убеждает нас, что Бог не только любящий Отец, но и Праведный Судия: что Он не только безконечно человеколюбив и милосерд,  но  и столь же безконечно правосуден и не оставит  без наказания всех нераскаянных, ожесточенных и упорствующих во грехах своих грешников.

«Се, гряду скоро, и возмездие мое со мною» - го­ворить Он Сам: «чтобы воздать каждому по делам его» (Апокал. 22, 12).

Благо тем, кто, как первые христиане, постоянно помышляют об этом страшном «дне Господни» и готовят себя к встрече Господа, грядущего судии живым и мертвым, как мы это постоянно исповедуем на всех Богослужениях, произнося Символ Веры - и горе тем, кто, как часто это теперь бывает, с иронической усмешкой говорят об этом, видимо, совсем не веруя в эту одну из самых основных, главнейших догматических истин нашей свя­той веры.

И, наконец, в последнюю подготовительную не­делю - в четвертый воскресный день - непосредствен­но перед наступлением Великого Поста, св. Церковь напоминает нам грехопадение наших прародителей Адама и Евы и изгнание их из рая, тем самым объ­ясняя нам, что мы, как потомки падшаго родоначаль­ника, сами в себе носим яд греха, и нуждаемся в исцелении от него. А так как пали наши прародите­ли через непослушание Богу и через невоздержание, то восстать от этого падения мы можем только через послушание Богу и  Его Святой Церкви, и через доброволь­но принимаемый нами на себя подвиг воздержан и я - подвиг поста. Все зло в нас - от унасле­дованной нами от прародителей наших, соблазненных диаволом, гордости, а потому мы пре­жде всего должны стремиться побороть в себе эту фарисейскую гордость (чему и учила нас св. Церковь еще в самом начале, вводя нас в подготовительные недели к Великому Посту). А гордость в насъ ничем не побеждается и не смиряется так, как прощением обид, нанесенных нам людьми.

Вот почему перед самым наступлением Вели­кого Поста св. Церковь и призывает нас от души простить друг другу, от сердца, все взаимные обиды и огорчения, убеждая нас к этому словами Самого Господа:

«Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный: аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших»  (Мате. 6, 14-15).

Разве не ясно, что так и должно быть по закону самой элементарной справедливости? Как мы дерзнем просить Бога о прощении наших грехов перед Ним, если сами обнаруживаем такую жестокость и черст­вость сердца, что не хотим простить нашим ближним их грехи против нас?

Вот так учит нас св. Церковь готовить себя к наступлению Великого Поста, дабы, когда он наступит, мы вполне бы уже прониклись всеми чувствами и настроениями, необходимыми для искренняго покаяния.

Делаем ли мы это?

Если мы добросовестно и поглубже вдумаемся во всё это, тогда мы поймем, насколько далеки от истинного христианства те со­временные христиане, которые иначе проводят эти подготовительные недели к Великому По­сту. И особенно противны истинному христианству, со­вершенно вразрез с ним идут те разнузданные развлечения и увеселения, связанные с объядением и пьянством, с нескромными играми и плясками, которые -  увы! - дожили до наших времен от темных времен язычества.

Что общего между таким веселым времяпрепровождением и теми высокими мыслями и образами, которые предлагает нашему внимaнию св. Церковь в эти подготовительные недели?

А так называемые «балы-маскарады», объявлениями об устройстве которых буквально пестрят газеты в эти святые дни подготовки к постному подвигу, и вовсе воспрещаются канонически­ми правилами нашей св. Церкви, выработанными на Вселенских Соборах, выражающих собою волеизъявление Самого Духа Святаго (см. например, 62-ое правило Шестого Вселенского Собора, 51-ое того же Собора и др.). Кто все это позволяет, тот по существу совсем чужд Церкви Христовой, ибо он не живет одной жизнью с Церковью и мало того: живет и действует наперекор ей.

Нам, православным русским людям, потерявшим нашу Родину, столько перенесшим и так тяжко перестрадавшим, особенно не к лицу такое легкомысленное самоутверждение в своей греховной неправоте, в такой самости, в такой упорной отчужденности от св. Церкви, в свое время создавшей нам нашу Родину, как Святую Русь и Великую Россию.

Единственный спасительный путь для нас - это путь честного осознания греховности своего отчуждения от Церкви, путь искренняго стремления к cлиянию с жизнью Церкви - путь   покаяния.

Станем ли мы на этот путь, - от этого зависит всё наше будущее: и в этой временной земной жизни и в вечности.

 

Архиепископ Аверкий (Таушев, +1976)

 Сиракузский и Троицкий, РПЦЗ

 

 

 

 
«Церковная Жизнь» — Орган Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви.
При перепечатке ссылка на «Церковную Жизнь» обязательна.