Поиск

Новое в библиотеке:

ПО СВЯТЫМ МЕСТАМ СИБИРСКОЙ ЗЕМЛИ. Записки паломника

Светлана Авласович, г. Омск

 

По святым местам Сибирской земли

(Записки паломника)

 

Традиция совершать паломничества к святым местам известна на Руси с древнейших времен. Из истории и литературы мы знаем о многочисленных посещениях верующими Иерусалима, Афона, знаменитых монастырей и лавр. Христианин всегда жаждал увидеть святыню своими глазами и, находясь рядом с ней, прошептать самую сокровенную свою молитву.  

Еще в XIX веке была жива традиция ходить к святым местам пешком, совершая подвиг утомительного передвижения ради Господа. В современном мiре паломничеством называется любое посещение святого места, на поезде, на автобусе, на автомобиле. Хотя и не сопряженное с подвигом ходьбы, оно дает духовные силы для возрастания во Христе и может совершенно преобразить молящегося человека. Одно такое авто-паломничество в древнюю столицу Сибири – Тобольск – недавно было совершено несколькими прихожанами Омского Храма святых Царственных Мучеников и всех Новомучеников и Исповедников Российских с настоятелем о.Василием Савельевым.

Накануне отъезда, 13 июня, мы – прихожане Русской Истинно-Православной Церкви, числом около 20 участников поездки, собрались в омском кафедральном храме РИПЦ. О.Василий служил вечерню с акафистом святителю Иоанну Тобольскому и молебном о путешествующих. На следующий день, помолившись еще  раз  Господу и святителю Иоанну, в начале восьмого утра выехали из Омска. Нужно было преодолеть немалое расстояние – около 900 км., – а это требует целого дня пути. По дороге молились, слушали церковные песнопения, читали вслух житие святителя Иоанна и его знаменитое сочинение «Илиотропион». С каким-то особенным, скорбным чувством проехали мимо Ишима, города, в котором до «Лаврского раскола» пребывала кафедра Сибирской епархии.  Кто-то из шоферов, ехавший первым, по давней привычке нечаянно повернул в сторону Ишима, и другие машины последовали было за ним. Поняв, в чем дело, мы все еще раз печально вздохнули и вернулись на нужную трассу.

В Тобольск мы въехали в тихое, спокойное предзакатное время. Прекрасные северные пейзажи и ландшафты перед городом не могли нас не восхищать: какой-то стариной, мощью, русскостью веяло уже от самого места, на котором находится первая столица Сибири. 

Тобольск основан летом 1587 года на реке Иртыш, чуть ниже ее слияния с р.Тобол, на древнем важнейшем пути из европейской России в Сибирь. Поставил «град Тоболеск» на Троицком мысе воевода Данила Чулков при царе Федоре Иоанновиче.

С 1590 года Тобольск называется столицей Сибири. Через него не только Россия, но и весь европейский мир открывали дорогу на Восток, куда стремились по океанам корабли голландцев, англичан, португальцев.  В то время каждый образованный европеец о России знал, что в этой державе есть Москва - старая столица, Санкт-Петербург - столица новая и Тобольск - столица Сибирская. Через Тобольск проходили торговые пути из европейской части России в Китай и Среднюю Азию.

                В 1708 году, согласно реформе Петра Первого, Тобольск стал административным центром громадной Сибирской губернии, включавшей Урал (до нынешней Кировской области), Сибирь и Дальний Восток. Сейчас Тобольск  насчитывает около 140 000 жителей и представляет собой сравнительно небольшой, тихий и чистый городок, ничем не напоминающий столицу большой административной единицы.

Тобольск является уникальным городом-памятником каменного и деревянного зодчества Сибири. Всего здесь насчитывается более 300 памятников истории и культуры. В их числе 16 соборных, приходских и монастырских храмов, из них 11 –  действующих.

Первое, что видишь, въезжая в старый Тобольск, это голубые со звездами купола Софийского собора и золотая маковка соборной колокольни. Затем открывается вид на единственный за Уралом белокаменный кремль. Вознесенный на самом высоком месте города, он кажется сказочным, взятым из прекрасного мiра Древней Руси.

Кремль, а вернее входящий в его ансамбль Покровский собор, в котором покоятся мощи святителя Иоанна, стал первым пунктом нашего паломничества. Вознесенный на самом высоком месте города, он кажется сказочным, взятым из прекрасного мiра Древней Руси. Кремль, а вернее, входящий в его ансамбль Покровский собор, в котором покоятся мощи святителя Иоанна,  стал первым пунктом нашего паломничества. Из-за позднего времени в первый вечер мы не попали в собор, а только посмотрели на красоту Тобольского кремля и подышали воздухом древности. Выйдя из машин, мы, действительно, как будто попали в мiр наших предков: белые стены, башенки, массивные ворота Гостиного двора, величественный, в стиле Киевской Руси, Софийско-Успенский собор, уходящая в небо колокольня, открывающийся с крутогора вид на старый деревянный город… Рядом с собором сейчас располагается Тобольская Духовная семинария, и нам навстречу сразу попалось несколько священников и семинаристов. Попадая сюда, невольно задумываешься о былом величии Святой Руси.

Однако, начинало смеркаться, и нужно было думать о приближающейся ночи: ближайшие гостиницы оказались слишком дорогими для нас, и мы обратились к одному из священников с вопросом, где могут остановиться паломники из далекого Омска. Слава Богу, к нам отнеслись доброжелательно и гостеприимно: предложили остановиться в Свято-Знаменском Абалакском мужском монастыре.  Так, милостью Божией, мы обрели возможность увидеть знаменитый на всю Сибирь монастырь и прикоснуться к хранимой им святыне – Абалакской иконе Знамения Божией Матери.

История монастыря неразрывно связана с селением Абалак. Когда здесь стали селиться русские поселенцы, они не замедлили выстроить в Абалаке церковь во имя Преображения Господня. Церковь была деревянная и, вероятно, самой незатейливой постройки. К  1636 году, церковь Преображения Господня обветшала настолько, что требовалось устройство нового храма. Именно в этом году произошло чудо, связанное с написанием Абалакской иконы Божией Матери. После благодатного явления Божией Матери вместо обветшавшей. Преображенской церкви на том же месте была построена новая деревянная Знаменская церковь. Вскоре срубили еще одну церковь - Никольскую. В 1680 году Знаменская церковь сгорела, и через три года на ее месте по указу царя Федора Алексеевича был заложен каменный холодный храм. В Тобольском кремле в это время строился Софийский собор. Знаменский храм - одно из красивейших  произведений самобытного сибирского зодчества.В 18 здесь были построены Никольская церковь, ныне разрушенная, и церковь Марии Египетской с колокольней.

В 1783 по высочайшему повелению императрицы Екатерины в Абалак превели Богоявленский мужской монастырь из с. Невьянского Пермской губернии. После основания в Абалаке Свято-Знаменского монастыря наплыв богомольцев и благотворителей увеличился, и монастырь постепенно начал возвышаться во внутреннем своём благоустройстве.

Монастырь славился хранимой в нем чудотворной иконой Божией Матери, к которой совершались паломничества из разных уголков мiра, поэтому одной из забот обители был прием паломников

В 1922 году началось изъятие церковных ценностей из монастыря. В августе 1924 года обитель была ликвидирована, а в 1998 – восстановлена и  отдана Тобольско-Тюменской епархии.

Сейчас в монастыре проживает около 100 насельников, но монахов среди них мало. Большинство братий – нашедшие здесь приют и занятие люди, не имеющие работы, места жительства и средств к существованию. В настоящее время обитель – одно из самых гостеприимных мест православного Тобольска. Ежегодно на празднование памяти святителя Иоанна и в день Абалакской иконы Божией матери Тобольск посещают сотни паломников, которых на ночь милостивно принимает к себе Абалакский монастырь.

Селение Абалак находится примерно в 30 км. от Тобольска и стоит на очень красивом крутом берегу Иртыша. Издалека мы увидели два больших монастырских Храма, как две белые свечи, уходящие в полыхающее закатом небо. Насельники монастыря милостиво приняли нас, приготовили для нас ужин и ночлег: братиям – на территории обители, сестрам – в доме одной верующей в Абалаке. Попадая за монастырскую ограду, невольно удивляешься необыкновенной тишине и красоте этого места. Весь мiр с его суетой и мелочностью остается где-то далеко, а древние намоленные стены Храмов дышат вечностью. Первым делом мы зашли в Храм, где хранится чудотворная икона Божией Матери.

Абалацкая икона Божией Матери является одной из наиболее почитаемых святынь Сибири. История, связанная с прославлением этой иконы такова.

В  царствование Михаила Фёдоровича, в 1636 году, при третьем сибирском архиепископе Нектарии, жила на абалакском погосте бедная, одинокая и бездетная вдова по имени Мария. Она вела жизнь благочестивую и целомудренную. В лёгком сне она увидела на воздухе три иконы. Посреди - икона Божией Матери, справа от неё - святителя Николая, а слева - преподобной Марии Египетской. От иконы Богородицы был глас: "Мария! Объяви об этом видении народу и скажи, чтобы на Абалакском погосте построили по праву сторону ветхой Преображенской церкви новую, деревянную, во имя иконы "Знамения" Пречистой Богородицы, что в дальнем Новгороде, с приделами: по одну сторону - святителя Николая, а по другую - преподобной Марии Египетской". Вразумлённая этим видением вдовица отправилась к Архиепископу Нектарию и поведала ему при всём соборе о видениях, после чего рассказала о своих откровениях всему народу. Когда Марии показали никогда не виденный ею образ "Знамение" Богородицы, то она, взглянув на икону, узнала в ней являющуюся к ней Богоматерь и объявила всем, что именно этот образ она видела во всех четырёх видениях. Все граждане поверили рассказу Марии. Преосвященный же архипастырь дал Абалакским прихожанам благословение строить церковь во имя Богородицы. В этом богоугодном деле согласились принять участие и многие граждане г. Тобольска.

В  это время лежал в расслаблении один крестьянин Евфимий. К  нему пришёл нищий по имени Павел и сказал: "Евфимий! В Абалаке по повелению Божию строится церковь во имя "Знамения" Богородицы, святителя Николая и преподобной Марии Египетской. Дай обещание написать храмовый образ в эту церковь. Может быть, Господь по вере твоей и усердию простит тебя и освободит от болезни". Как ангела Божия выслушал Евфимий Павла и тогда же дал обет написать икону. Господь внял трудам страждущего. После полудня в тот же день

Евфимий начал владеть правою стороною своего тела. Испросив  благословения у преосвященного Нектария, Евфимий заказал указанный ему образ протодиакону Софийского Тобольского собора Матфею, который

славился тогда по всей Сибири как искуснейший живописец. По мере того как писалась икона, Евфимию день ото дня становилось легче. Наконец, здоровье его совсем поправилось. Он пришёл к живописцу, и сам понёс от него написанный образ в собор для освящения.

Удивлённый и обрадованный архипастырь возблагодарил Господа за Его чудесную помощь недужному. Окропив образ святою водою, он отслужил в  соборе молебен, после чего с великой честью препроводил икону в Абалак для постановления её в новом храме. Когда совершалось перенесение иконы и шествие церковное достигло

деревни Шанталык, Богоматерь прославила свой образ новым чудом. У крестьянина этой деревни Василия была дочь, которая долгое время страдала глазною болезнью и вот уже два года ничего не видела. Услышав, что несут образ в Абалак, Василий вышел со своей несчастной дочерью навстречу шествию. Припав к образу с верою и слезами, скорбящий отец умолял Пречистую Деву помиловать его несчастную дочь, и к радости и удивлению его и всех присутствовавших девица прозрела.

С  того времени утвердилась вера в народе в Абалакский образ Божией Матери, как поистине чудотворный и подающий многоразличные исцеления болезней всем притекающим к нему с верою. Особенное значение в то время

для всей Сибири Тобольска, чествовавшего святую Икону, передало благоговение к ней всей Сибири.

В 1918 году, опасаясь за чудотворную икону Божией Матери, епископ Мефодий с адмиралом А.В. Колчаком увозят на теплоходе икону из монастыря. До недавнего времени местонахождение ее было неизвестно. Имелось множество преданий о существовании ее за рубежом. Лишь спустя почти 80 лет стало известным место нахождения иконы – австралийский город Сидней, храм Покрова Божией Матери. Сюда она была привезена генералом Белой Армии Михаилом Константиновичем Дитерихсом (1874-1937). В  настоящее время в Знаменской церкви Абалакского монастыря, вместо подлинной иконы находится чудотворный список Абалакской иконы Божией Матери, написанный в начале XX века монахиней Иоанно-Введенского монастыря Августой.

Мы остановились пред чудотворным списком Абалакской иконы, пропели краткий молебен и с трепетом по очереди стали прикладываться к святыне. О.Василий помазывал нас елеем из лампады, горящей перед чудотворной иконой. Растроганными и вдохновленными вышли мы из-под высоких белых сводов древнего Храма. Было около полуночи, нас ждал простой монастырский ужин и ночлег.

Весь следующий день был посвящен экскурсии по прекрасному городу. Она началась рано утром у стен Софийско-Успенского Собора. По Божией милости экскурсию проводила прекрасный гид – православная девушка, которая с необыкновенной любовью и даже благоговением относится к истории и святыням Тобольска. В это утро исполнилось наше заветное желание: мы вошли в Покровский Храм и приложились к мощам святителя Иоанна.

Одним из особо почитаемых сибирских святых является святитель Иоанн (Максимович), занимавший Тобольскую кафедру всего четыре года, с 1711 по 1715, однако успевший сделать очень много для прославления Имени Божия.Не случайно празднование Собора Сибирских святых приходится на день его блаженной памяти.

О  детстве и юности будущего святителя сохранилось мало свидетельств.Известно, что родился он в декабре 1651 года в Нежине в семье благочестивых жителей известного дворянского малороссийского рода. Родители Иоанна были людьми небедными и щедро жертвовали свои средства на возведение и благоукрашение храмов. Своему сыну они старались дать лучшее по тому времени образование. Дома он воспитывался в духе благочестия, послушания и любви к Слову Божию, поэтому, продолжая образование в Киевской коллегии (позднее ставшей академией), Иоанн выделялся из всех своими способностями, причем настолько, что по окончании коллегии был оставлен в ней в должности преподавателя.

В 1676 году в Киево-Печерской Лавре он был пострижен с именем Иоанн. Последующее рукоположение молодого, блестяще образованного постриженика в иеродиакона, а затем в иеромонаха произошло очень быстро. Недолго подвизался он в Лавре, иные стези готовил ему Господь. Документальных свидетельств о жизни архимандрита Иоанна до 1695 года не сохранилось. Появляются они лишь в связи с возложением на него настоятельства Елецким монастырем, который передал ему святитель Феодосий Углицкий, предчувствовавший свою близкую кончину. По успении святителя Феодосия, в архиерейских покоях собралась Рада из числа уполномоченных Киевского митрополита, малороссийского гетмана, войска и мещанства - для выбора преемника усопшему, и единогласно был избран архимандрит Иоанн (Максимович). Хиротония Иоанна во епископа Черниговского была совершена в Москве 10 января 1697 года. Управление епархией открыло перед владыкой Иоанном новые возможности. Сам ученый-богослов и плодовитый писатель (им написано около двенадцати книг), он был покровителем просвещения в своей епархии. Им была основана в Чернигове славяно-латинская школа, дававшая образование детям не

только духовенства, но и дворян, мещан и казаков. Его же властью во всех церквах Черниговской епархии были заведены синодики для занесения в них имен благотворителей.

11 августа 1711 года преосвященный Иоанн прибыл к новому месту служения, в столицу Сибирского края город Тобольск. Вскоре по приезде владыки стали говорить о нем как о великом постнике, о том, что в личной жизни он тих, скромен, сострадателен. Обладая большой работоспособностью, святитель никогда не был праздным, всегда или читал, или писал, или учил, или размышлял. Более всего любил он молитву. Запершись у себя в келье, он долго-долго коленопреклоненно молился, часто до утра.

Добро он любил делать тайно и через доверенных лиц посылал деньги и разные вещи сиротам, в богадельни (при нем их в городе было более двадцати), в дома бедных. Потихоньку, переодетый, подходил он к окнам домов нуждающихся, стучал, произносил: "Примите во имя Иисуса Христа", - и поспешно отходил. Особенно болело его сердце за бедных духовного звания. Там, где были горе и нужда, появлялся владыка, туда его тянуло всей душой. Он любил ходить в тюрьмы, которых много было в Тобольске, и утешал, учил, радовал гостинцами заключенных.

Всегдашний друг просвещения, митрополит Иоанн горячо заботился о созданной его предшественником Тобольской славяно-латинской школе и, выписывая из Киева и Чернигова для школы знающих наставников, часто

употреблял свои доходы. Был он не только богословом, но и стихотворцем, обогатил духовенство и паству многими назидательными сочинениями и тем вооружил православные умы для деятельного и разумного распространения просвещения. Его перу принадлежит удивительный по богатству духовного опыта "Илиотропион, или Сообразование человеческой воли с Божественною волею", изданный в пяти книгах, "Феатрон поучительный царем, князем и владыкам", - об обязанностях властей. Наконец, вся его благоговейная душа отразилась в сочинении "Богородице Дево" и в книге "Богомыслие в пользу правоверных".

Продолжая просветительскую, миссионерскую деятельность в Сибири, святитель путешествовал по краю, отыскивал способных к миссионерству священников, заботился об открытии новых храмов. Так во славу Божию и работал Иоанн до самой своей блаженной кончины, приобретая все более любовь своих духовных детей, которые и при жизни владыки считали его прозорливым, молитвенником дерзновенным. Его блаженная кончина оставила глубокий след в сознании народа, видевшего в нем угодника Божия. Убедился народ в святости своего митрополита и тогда, когда тело его, не будучи предано земле (пришлось ждать возвращения из миссионерской

поездки святителя Филофея), долго оставалось нетленным.

Не сразу мощи святителя оказались в месте, где им предстояло ожидать всеобщего воскресения. Первоначально они находились в Успенском соборе, в приделе Антония и Феодосия Киево-Печерских. Через двадцать шесть лет, после перестроек, могила его оказалась под открытым небом, что очень беспокоило почитателей его памяти, да и сам владыка Иоанн выказывал недовольство, являясь Тобольским архиереям. Тогда над его могилой был сооружен придельный храм во имя небесного покровителя святителя – Иоанна Златоуста. В 1826 году архиепископ Тобольский Евгений просил разрешения перенести гроб святителя "ввиду плохого состояния придела". Спустившись с духовенством в склеп, архиепископ обнаружил останки святителя покоившимися в совершенно целом гробу; клобук и мантия также оказались нетронутыми временем. Со дня успения святителя чудеса, истекавшие от его святых мощей, не прекращали радовать всех с верой притекавших, и до настоящего времени не

прекращаются. Соборным тобольским духовенством записано много случаев благодатной помощи святителя Иоанна. Это побудило произвести освидетельствование его останков. 21 января 1916 года по докладу Святейшего Синода святитель Иоанн был причислен к лику угодников Божиих, а его нетленные останки признаны святыми мощами. Свято чтит земная Церковь святителя Иоанна, молитвенно воспоминая память его вкупе со всем

Собором Сибирских святых.

В настоящее время святые мощи митрополита Иоанна почивают в Покровской церкви города Тобольска. И богомольцы со всей Сибири и из других уголков православной России идут со своими нуждами к раке святителя и получают благодатное утешение по молитвам его.

 Благоговейно прикладывались мы к раке со святыми мощами владыки Иоанна, ставили перед ней привезенные с собой свечи, прикладывались и к иконе Божией Матери, пред которой скончался Владыка Иоанн и которая сейчас помещается слева от его раки. В том же Покровском или зимнем Соборе покоятся нетленные мощи еще одного святого – священномученика Гермогена. Во время отбывания Царской семьей ссылки в Тобольске он был  Тобольским епископом. Сохранилось предание, что однажды, увидев членов императорской фамилии идущими на богослужение в Тобольский храм, владыка Гермоген на глазах у всех благословил их. Есть предположение, что он состоял в переписке с императрицей во время их пребывания в Тобольске и духовно утешал изгнанников. Ревностный служитель Церкви, епископ Гермоген после революции отстаивал каноны истинного Православия, и в 20-е годы принял мученический венец. Его мощи были обретены сравнительно недавно, рака еще не имеет сени над собой и располагается на простой деревянной приступке. Имея Царственных Мучеников и всех Новомучеников Российских своими небесными покровителями, мы с особенным трепетом прикладывались к нетленным останкам священномученика.

Выйдя из Покровского Собора, мы вместе с экскурсоводом отправились внутрь Софийского двора, где находится архиерейский дворец, здание консистории, колоколенка и из которого открывается прекрасный вид на софийский Собор и соборную колокольню. В софийский Собор попасть так и не удалось, так как он реставрируется. Колокольня тоже в настоящее время стоит в лесах, но даже сейчас она поражает своей величественностью. Осмотрели святые ворота, через которые по древней традиции, установленной в 1665 годе Тобольских архиепископом Корнилием,  ежегодно приносится в Тобольск Абалакская икона Божией Матери.  Крестный ход с этой иконой совершается в июне и длится в течение двух дней. В центре софийского двора сейчас идет постройка огромной деревянной сцены. Когда-то именно здесь ставились первые спектакли так называемой «школьной драмы», посвященные событиям Священной Истории. Сейчас на нововозведенном постаменте планируется постановка московским театром трагедии «Борис Годунов». В качестве декораций будут использованы памятники древней архитектуры – Соборы и стены кремля. Все мы вздохнули о таком тесном переплетении духовного и мiрского в сознании современных людей.

Покинув Софийский двор, мы прошлись по Троицкому мосту, огибающему кремль и идущему вдоль самого края обрыва. С моста открывается панорама старого города: старинные деревянные и каменные дома, среди которых возвышается несколько высоких Храмов. Город окружен лесом, а до горизонта тянутся луга, перерезанные реками. Наш гид понемногу рассказывала о Храмах и других достопримечательностях города.

Одной из достопримечательностей является кабинет Царя-Мученика Николая, который сохранился со времен ссылки Царской Семьи в Тобольск. Планируя нашу поездку, мы и не думали, что удастся побывать в таком, не столько исторически, сколько духовно важном и дорогом для нас месте. 

Тобольск в период с 13 августа 1917 по 13 апреля 1918 года условно называют «Тобольским периодом ссылки Романовых».

Будучи наследником престола, Николай Александрович Романов посетил Тобольск в июле 1891 года. Побывал в Кремле, в губернском музее, звонил в ссыльный «карнаухий» Углический колокол. Из крестьян села Покровского Тюменского уезда Тобольской губернии происходил «друг» царской семьи Григорий Распутин. Известно, что при непосредственном участии Романовых был канонизирован в 1916 года Тобольский митрополит Иоанн (Максимович). Именно два последних обстоятельства были отражены в письме императрицы Анне Вырубовой перед ссылкой: «…святой зовет нас туда и наш друг». Романовы ехали в Тобольск..

1 августа 1917 года в Тюмени царская семья села на пароход «Русь». Когда пароход проходил мимо села Покровского, Александра Федоровна сказала своим детям: «Здесь жил старец Григорий. Он ловил в Тоболе рыбу

и возил ее к нам в Царское Село». 6 августа 1917 года пароход прибыл в Тобольск. Для проживания царской семьи был отведен губернаторский дом.

13 августа началось проживание в губернаторском доме. Кроме многочисленной охраны (330 солдат и 6 офицеров) в Тобольск прибыли люди, не пожелавшие отставить царскую семью в трудную минуту. Среди них генерал-адъютант Татищев, гофмаршал кн. Долгоруков, лейб-медик Е.С. Боткин, воспитатель цесаревича Алексея – Пьер Жильяр. Всего 45 человек приближенных и прислуги. Романовы разместились на втором этаже губернаторского дома, их приближенные – в доме купцов Корниловых, гостинице «Лоскутная», домах тобольских чиновников и купцов.

Жизнь Романовых в Тобольске сначала протекала тихо и спокойно. Дети занимались уроками, Николай II работал в кабинете. Затем государь и великие княжны шли на воздух. Во дворе был устроен турник, качели, выкопан прудик для уток. Вечером царская семья собиралась в гостиной: беседовали, играли в карты, пили чай. 8 сентября 1917 года Романовы получили возможность посещать Благовещенскую церковь.

Относительно спокойная жизнь продолжалась до большевицкой революции. В феврале 1918 года Романовых переводят на солдатский паек, так как новая власть заявила, что не имеет средств содержать семью бывшего царя. В это время со стола царской семьи исчезли кофе, сливки, масло, не хватало сахара. За обеспечение Романовых продуктами взялся Иоанно-Введенский женский монастырь. В конце марта арестовали всех лиц, бывших при царе, не исключая прислуги. Обстановка в городе еще более осложнилась, когда Тобольск стал ареной столкновения отрядов Красной гвардии, часто враждебных друг другу.

9  апреля 1918 года в Тобольск прибыл комиссар Яковлев, имеющий мандат, подписанный Свердловым, о перевозке Романовых в Москву. Предполагалось, что царь должен был участвовать в подписании мирного договора с немцами. Однако Яковлев имел и секретное распоряжение перевезти царскую семью в Екатеринбург. Трудность отправки состояла в том, что тяжело заболел царевич. Условия трудной дороги он мог не вынести, поэтому было принято решение оставить его в Тобольске, пока не вскроются реки. 13 апреля 1918 года император, императрица, великая княжна Мария Николаевна с приближенными выехали на Урал. 20 апреля последние Романовы покинули Тобольск, отправившись в свое последнее путешествие.

С благоговейной радостью и трепетом входили в здание, где жили члены дорогой для нас Семьи, поднимались по лестнице, ступени которой помнят шаги святых Мучеников. Сейчас в здание отдано под административные нужды, и только одна комната – «голубой кабинет» Царя – находится в ведении музея. От подлинных вещей Императора  осталось только несколько стульев, остальная обстановка воссоздана по фотографиям: голубые обои, шторы, старинные часы, письменный стол с любимыми книгами Государя, круглая настольная лампа… В углу комнаты – божничка, в центре которой – икона Царственных Мучеников, копия с написанной в РПЦЗ. Экскурсовод рассказывает с интересом и любовью. Мы внимательно слушаем рассказ, делаем фотографии, а в конце просим разрешения всем вместе помолиться перед милым нам образом и тихо вполголоса поем: «Царства земнаго лишение…». Поистине, молитвами святых боговенчанных страстотерпцев совершалось наше паломничество!

 Последним пунктом экскурсии был сад Ермака. С благодарностью попрощались мы с нашим замечательным гидом (подарив ей на прощание икону всех Новомучеников и Исповедников Российских) и, пользуясь тем, что в обеденное время в храме не должно совершаться никакой службы, решились вернуться в Покровский собор и попытаться послужить молебен перед мощами святителя Иоанна. По Божию благоволению нам разрешили это, и мы, стоя с зажженными свечами, пропели молебен с акафистом заступнику всей Сибири, митрополиту Иоанну Тобольскому. На молебне мы помянули (по составленному заранее в дороге длинному списку) прихожан нашего Храма  и других приходов Омско-Сибирской епархии. Еще раз прикладывались к мощам, о.Василий помазывал нас елеем из лампады, прикладывали к раке иконы и четки. Слава Богу, все прошло благополучно, в особенной торжественной и молитвенной атмосфере.

 

Последним памятным местом, которое мы посетили в городе, было городское кладбище, в центре которого стоит Храм Семи Эфесских отроков. В Храм мы не попали, он был уже закрыт, а на кладбище постояли и помолились у братского захоронения Новомучеников, осмотрели могилы знаменитых тоболяков, среди которых - четыре декабриста, сосланных в Тобольск. Долго бродили среди старинных памятников и надгробий, читая старинные, часто составленные умершими еще при жизни, трогательные надписи на них.

Вечером вернулись в Абалакский монастырь и еще раз послужили молебен, на этот раз с акафистом, перед чудотворной иконой Божией Матери. Снова помянули братий и сестер по вере, приложили к святыне иконы и четки. Растроганные молебном, дивным образом Царицы Небесной и величием древнего Храма, многие потом покупали в монастырском магазине Абалакские иконы Богородицы, акафисты перед ней и открытки с видом монастыря.  И снова только за полночь отправились спать.

Следующий день был днем отъезда. Перед тем, как отправиться в путь, мы в последний раз вышли на крутой берег Иртыша. Было 6 часов утра по местному времени. Перед нами снова открылась прекрасная панорама загородных лугов, которые огибал могучий, слившийся с Тоболом Иртыш. Слева от нас на высоком холме, как бы выдающемся в сторону реки, – Абалакский монастырь. Небо с утра было чистым, река переливалась из синего в золотой, воздух дышал утренней чистотой, и все мы стояли перед этой чудной картиной восторженными и горячо любящими свою родину и Бога, создавшего такую красоту. О.Василий предложил спеть всем вместе 33-ий псалом. Во время пения начал звонить большой монастырский колокол – к молитве, и все вместе звучало так умилительно, что остановившаяся с нами вместе в Абалаке незнакомая паломница из МП вышла послушать нас и заплакала от радости: «Никогда еще не слышала, чтобы так молились, двадцать человек – как один».

С таким радостным и молитвенным настроением мы покинули Тобольск. Но на этом паломничество не закончилось: на обратном пути нас ждало еще одно памятное место, связанное с Царственными Мучениками. Мы заехало в село Покровское, где сохранился родительский дом Григория Распутина. Старый, двухэтажный, он почти не пострадал от времени, а вот Храм, построенный на той же улице на средства Распутина, в советское время снесли. Местные жители еще помнят, где он находился и как выглядел. Сейчас в доме Распутина находится музей,  хранитель музея живет в Тюмени и приезжает для экскурсии по вызову, поэтому внутрь дома нам попасть не удалось.  Мы постояли возле него, сделали несколько фотографий, поговорили со старожилом села. Так, воспоминаниями о Боговенчанных Стастотерпцах и молитвенными обращениями к ним была пронизана вся наша поездка.

Обратный путь был проделан тихо, с молитвой, с чтением псалтири, канонов, акафиста. В Омск приехали ночью, радостные и напитавшиеся, по милости Божией, духовной пищей. Через день, после воскресной Литургии, в Храме Царственных Мучеников был отслужен благодарственный молебен ко Господу о благополучном совершении паломничества.

Слава Богу, милующему нас и внимающему молитвам наших заступников: Своей Пречистой Матери, святителя Иоанна, священномученика Гермогена, святых Царственных Мучеников и всех святых!

 

 Светлана Авласович,

г. Омск, приход Свв. Царственных Мучеников

ПО СВЯТЫМ МЕСТАМ СИБИРСКОЙ ЗЕМЛИ. Записки паломника

Светлана Авласович, г. Омск

 

По святым местам Сибирской земли

(Записки паломника)

 

Традиция совершать паломничества к святым местам известна на Руси с древнейших времен. Из истории и литературы мы знаем о многочисленных посещениях верующими Иерусалима, Афона, знаменитых монастырей и лавр. Христианин всегда жаждал увидеть святыню своими глазами и, находясь рядом с ней, прошептать самую сокровенную свою молитву.  

Еще в XIX веке была жива традиция ходить к святым местам пешком, совершая подвиг утомительного передвижения ради Господа. В современном мiре паломничеством называется любое посещение святого места, на поезде, на автобусе, на автомобиле. Хотя и не сопряженное с подвигом ходьбы, оно дает духовные силы для возрастания во Христе и может совершенно преобразить молящегося человека. Одно такое авто-паломничество в древнюю столицу Сибири – Тобольск – недавно было совершено несколькими прихожанами Омского Храма святых Царственных Мучеников и всех Новомучеников и Исповедников Российских с настоятелем о.Василием Савельевым.

Накануне отъезда, 13 июня, мы – прихожане Русской Истинно-Православной Церкви, числом около 20 участников поездки, собрались в омском кафедральном храме РИПЦ. О.Василий служил вечерню с акафистом святителю Иоанну Тобольскому и молебном о путешествующих. На следующий день, помолившись еще  раз  Господу и святителю Иоанну, в начале восьмого утра выехали из Омска. Нужно было преодолеть немалое расстояние – около 900 км., – а это требует целого дня пути. По дороге молились, слушали церковные песнопения, читали вслух житие святителя Иоанна и его знаменитое сочинение «Илиотропион». С каким-то особенным, скорбным чувством проехали мимо Ишима, города, в котором до «Лаврского раскола» пребывала кафедра Сибирской епархии.  Кто-то из шоферов, ехавший первым, по давней привычке нечаянно повернул в сторону Ишима, и другие машины последовали было за ним. Поняв, в чем дело, мы все еще раз печально вздохнули и вернулись на нужную трассу.

В Тобольск мы въехали в тихое, спокойное предзакатное время. Прекрасные северные пейзажи и ландшафты перед городом не могли нас не восхищать: какой-то стариной, мощью, русскостью веяло уже от самого места, на котором находится первая столица Сибири. 

Тобольск основан летом 1587 года на реке Иртыш, чуть ниже ее слияния с р.Тобол, на древнем важнейшем пути из европейской России в Сибирь. Поставил «град Тоболеск» на Троицком мысе воевода Данила Чулков при царе Федоре Иоанновиче.

С 1590 года Тобольск называется столицей Сибири. Через него не только Россия, но и весь европейский мир открывали дорогу на Восток, куда стремились по океанам корабли голландцев, англичан, португальцев.  В то время каждый образованный европеец о России знал, что в этой державе есть Москва - старая столица, Санкт-Петербург - столица новая и Тобольск - столица Сибирская. Через Тобольск проходили торговые пути из европейской части России в Китай и Среднюю Азию.

                В 1708 году, согласно реформе Петра Первого, Тобольск стал административным центром громадной Сибирской губернии, включавшей Урал (до нынешней Кировской области), Сибирь и Дальний Восток. Сейчас Тобольск  насчитывает около 140 000 жителей и представляет собой сравнительно небольшой, тихий и чистый городок, ничем не напоминающий столицу большой административной единицы.

Тобольск является уникальным городом-памятником каменного и деревянного зодчества Сибири. Всего здесь насчитывается более 300 памятников истории и культуры. В их числе 16 соборных, приходских и монастырских храмов, из них 11 –  действующих.

Первое, что видишь, въезжая в старый Тобольск, это голубые со звездами купола Софийского собора и золотая маковка соборной колокольни. Затем открывается вид на единственный за Уралом белокаменный кремль. Вознесенный на самом высоком месте города, он кажется сказочным, взятым из прекрасного мiра Древней Руси.

Кремль, а вернее входящий в его ансамбль Покровский собор, в котором покоятся мощи святителя Иоанна, стал первым пунктом нашего паломничества. Вознесенный на самом высоком месте города, он кажется сказочным, взятым из прекрасного мiра Древней Руси. Кремль, а вернее, входящий в его ансамбль Покровский собор, в котором покоятся мощи святителя Иоанна,  стал первым пунктом нашего паломничества. Из-за позднего времени в первый вечер мы не попали в собор, а только посмотрели на красоту Тобольского кремля и подышали воздухом древности. Выйдя из машин, мы, действительно, как будто попали в мiр наших предков: белые стены, башенки, массивные ворота Гостиного двора, величественный, в стиле Киевской Руси, Софийско-Успенский собор, уходящая в небо колокольня, открывающийся с крутогора вид на старый деревянный город… Рядом с собором сейчас располагается Тобольская Духовная семинария, и нам навстречу сразу попалось несколько священников и семинаристов. Попадая сюда, невольно задумываешься о былом величии Святой Руси.

Однако, начинало смеркаться, и нужно было думать о приближающейся ночи: ближайшие гостиницы оказались слишком дорогими для нас, и мы обратились к одному из священников с вопросом, где могут остановиться паломники из далекого Омска. Слава Богу, к нам отнеслись доброжелательно и гостеприимно: предложили остановиться в Свято-Знаменском Абалакском мужском монастыре.  Так, милостью Божией, мы обрели возможность увидеть знаменитый на всю Сибирь монастырь и прикоснуться к хранимой им святыне – Абалакской иконе Знамения Божией Матери.

История монастыря неразрывно связана с селением Абалак. Когда здесь стали селиться русские поселенцы, они не замедлили выстроить в Абалаке церковь во имя Преображения Господня. Церковь была деревянная и, вероятно, самой незатейливой постройки. К  1636 году, церковь Преображения Господня обветшала настолько, что требовалось устройство нового храма. Именно в этом году произошло чудо, связанное с написанием Абалакской иконы Божией Матери. После благодатного явления Божией Матери вместо обветшавшей. Преображенской церкви на том же месте была построена новая деревянная Знаменская церковь. Вскоре срубили еще одну церковь - Никольскую. В 1680 году Знаменская церковь сгорела, и через три года на ее месте по указу царя Федора Алексеевича был заложен каменный холодный храм. В Тобольском кремле в это время строился Софийский собор. Знаменский храм - одно из красивейших  произведений самобытного сибирского зодчества.В 18 здесь были построены Никольская церковь, ныне разрушенная, и церковь Марии Египетской с колокольней.

В 1783 по высочайшему повелению императрицы Екатерины в Абалак превели Богоявленский мужской монастырь из с. Невьянского Пермской губернии. После основания в Абалаке Свято-Знаменского монастыря наплыв богомольцев и благотворителей увеличился, и монастырь постепенно начал возвышаться во внутреннем своём благоустройстве.

Монастырь славился хранимой в нем чудотворной иконой Божией Матери, к которой совершались паломничества из разных уголков мiра, поэтому одной из забот обители был прием паломников

В 1922 году началось изъятие церковных ценностей из монастыря. В августе 1924 года обитель была ликвидирована, а в 1998 – восстановлена и  отдана Тобольско-Тюменской епархии.

Сейчас в монастыре проживает около 100 насельников, но монахов среди них мало. Большинство братий – нашедшие здесь приют и занятие люди, не имеющие работы, места жительства и средств к существованию. В настоящее время обитель – одно из самых гостеприимных мест православного Тобольска. Ежегодно на празднование памяти святителя Иоанна и в день Абалакской иконы Божией матери Тобольск посещают сотни паломников, которых на ночь милостивно принимает к себе Абалакский монастырь.

Селение Абалак находится примерно в 30 км. от Тобольска и стоит на очень красивом крутом берегу Иртыша. Издалека мы увидели два больших монастырских Храма, как две белые свечи, уходящие в полыхающее закатом небо. Насельники монастыря милостиво приняли нас, приготовили для нас ужин и ночлег: братиям – на территории обители, сестрам – в доме одной верующей в Абалаке. Попадая за монастырскую ограду, невольно удивляешься необыкновенной тишине и красоте этого места. Весь мiр с его суетой и мелочностью остается где-то далеко, а древние намоленные стены Храмов дышат вечностью. Первым делом мы зашли в Храм, где хранится чудотворная икона Божией Матери.

Абалацкая икона Божией Матери является одной из наиболее почитаемых святынь Сибири. История, связанная с прославлением этой иконы такова.

В  царствование Михаила Фёдоровича, в 1636 году, при третьем сибирском архиепископе Нектарии, жила на абалакском погосте бедная, одинокая и бездетная вдова по имени Мария. Она вела жизнь благочестивую и целомудренную. В лёгком сне она увидела на воздухе три иконы. Посреди - икона Божией Матери, справа от неё - святителя Николая, а слева - преподобной Марии Египетской. От иконы Богородицы был глас: "Мария! Объяви об этом видении народу и скажи, чтобы на Абалакском погосте построили по праву сторону ветхой Преображенской церкви новую, деревянную, во имя иконы "Знамения" Пречистой Богородицы, что в дальнем Новгороде, с приделами: по одну сторону - святителя Николая, а по другую - преподобной Марии Египетской". Вразумлённая этим видением вдовица отправилась к Архиепископу Нектарию и поведала ему при всём соборе о видениях, после чего рассказала о своих откровениях всему народу. Когда Марии показали никогда не виденный ею образ "Знамение" Богородицы, то она, взглянув на икону, узнала в ней являющуюся к ней Богоматерь и объявила всем, что именно этот образ она видела во всех четырёх видениях. Все граждане поверили рассказу Марии. Преосвященный же архипастырь дал Абалакским прихожанам благословение строить церковь во имя Богородицы. В этом богоугодном деле согласились принять участие и многие граждане г. Тобольска.

В  это время лежал в расслаблении один крестьянин Евфимий. К  нему пришёл нищий по имени Павел и сказал: "Евфимий! В Абалаке по повелению Божию строится церковь во имя "Знамения" Богородицы, святителя Николая и преподобной Марии Египетской. Дай обещание написать храмовый образ в эту церковь. Может быть, Господь по вере твоей и усердию простит тебя и освободит от болезни". Как ангела Божия выслушал Евфимий Павла и тогда же дал обет написать икону. Господь внял трудам страждущего. После полудня в тот же день

Евфимий начал владеть правою стороною своего тела. Испросив  благословения у преосвященного Нектария, Евфимий заказал указанный ему образ протодиакону Софийского Тобольского собора Матфею, который

славился тогда по всей Сибири как искуснейший живописец. По мере того как писалась икона, Евфимию день ото дня становилось легче. Наконец, здоровье его совсем поправилось. Он пришёл к живописцу, и сам понёс от него написанный образ в собор для освящения.

Удивлённый и обрадованный архипастырь возблагодарил Господа за Его чудесную помощь недужному. Окропив образ святою водою, он отслужил в  соборе молебен, после чего с великой честью препроводил икону в Абалак для постановления её в новом храме. Когда совершалось перенесение иконы и шествие церковное достигло

деревни Шанталык, Богоматерь прославила свой образ новым чудом. У крестьянина этой деревни Василия была дочь, которая долгое время страдала глазною болезнью и вот уже два года ничего не видела. Услышав, что несут образ в Абалак, Василий вышел со своей несчастной дочерью навстречу шествию. Припав к образу с верою и слезами, скорбящий отец умолял Пречистую Деву помиловать его несчастную дочь, и к радости и удивлению его и всех присутствовавших девица прозрела.

С  того времени утвердилась вера в народе в Абалакский образ Божией Матери, как поистине чудотворный и подающий многоразличные исцеления болезней всем притекающим к нему с верою. Особенное значение в то время

для всей Сибири Тобольска, чествовавшего святую Икону, передало благоговение к ней всей Сибири.

В 1918 году, опасаясь за чудотворную икону Божией Матери, епископ Мефодий с адмиралом А.В. Колчаком увозят на теплоходе икону из монастыря. До недавнего времени местонахождение ее было неизвестно. Имелось множество преданий о существовании ее за рубежом. Лишь спустя почти 80 лет стало известным место нахождения иконы – австралийский город Сидней, храм Покрова Божией Матери. Сюда она была привезена генералом Белой Армии Михаилом Константиновичем Дитерихсом (1874-1937). В  настоящее время в Знаменской церкви Абалакского монастыря, вместо подлинной иконы находится чудотворный список Абалакской иконы Божией Матери, написанный в начале XX века монахиней Иоанно-Введенского монастыря Августой.

Мы остановились пред чудотворным списком Абалакской иконы, пропели краткий молебен и с трепетом по очереди стали прикладываться к святыне. О.Василий помазывал нас елеем из лампады, горящей перед чудотворной иконой. Растроганными и вдохновленными вышли мы из-под высоких белых сводов древнего Храма. Было около полуночи, нас ждал простой монастырский ужин и ночлег.

Весь следующий день был посвящен экскурсии по прекрасному городу. Она началась рано утром у стен Софийско-Успенского Собора. По Божией милости экскурсию проводила прекрасный гид – православная девушка, которая с необыкновенной любовью и даже благоговением относится к истории и святыням Тобольска. В это утро исполнилось наше заветное желание: мы вошли в Покровский Храм и приложились к мощам святителя Иоанна.

Одним из особо почитаемых сибирских святых является святитель Иоанн (Максимович), занимавший Тобольскую кафедру всего четыре года, с 1711 по 1715, однако успевший сделать очень много для прославления Имени Божия.Не случайно празднование Собора Сибирских святых приходится на день его блаженной памяти.

О  детстве и юности будущего святителя сохранилось мало свидетельств.Известно, что родился он в декабре 1651 года в Нежине в семье благочестивых жителей известного дворянского малороссийского рода. Родители Иоанна были людьми небедными и щедро жертвовали свои средства на возведение и благоукрашение храмов. Своему сыну они старались дать лучшее по тому времени образование. Дома он воспитывался в духе благочестия, послушания и любви к Слову Божию, поэтому, продолжая образование в Киевской коллегии (позднее ставшей академией), Иоанн выделялся из всех своими способностями, причем настолько, что по окончании коллегии был оставлен в ней в должности преподавателя.

В 1676 году в Киево-Печерской Лавре он был пострижен с именем Иоанн. Последующее рукоположение молодого, блестяще образованного постриженика в иеродиакона, а затем в иеромонаха произошло очень быстро. Недолго подвизался он в Лавре, иные стези готовил ему Господь. Документальных свидетельств о жизни архимандрита Иоанна до 1695 года не сохранилось. Появляются они лишь в связи с возложением на него настоятельства Елецким монастырем, который передал ему святитель Феодосий Углицкий, предчувствовавший свою близкую кончину. По успении святителя Феодосия, в архиерейских покоях собралась Рада из числа уполномоченных Киевского митрополита, малороссийского гетмана, войска и мещанства - для выбора преемника усопшему, и единогласно был избран архимандрит Иоанн (Максимович). Хиротония Иоанна во епископа Черниговского была совершена в Москве 10 января 1697 года. Управление епархией открыло перед владыкой Иоанном новые возможности. Сам ученый-богослов и плодовитый писатель (им написано около двенадцати книг), он был покровителем просвещения в своей епархии. Им была основана в Чернигове славяно-латинская школа, дававшая образование детям не

только духовенства, но и дворян, мещан и казаков. Его же властью во всех церквах Черниговской епархии были заведены синодики для занесения в них имен благотворителей.

11 августа 1711 года преосвященный Иоанн прибыл к новому месту служения, в столицу Сибирского края город Тобольск. Вскоре по приезде владыки стали говорить о нем как о великом постнике, о том, что в личной жизни он тих, скромен, сострадателен. Обладая большой работоспособностью, святитель никогда не был праздным, всегда или читал, или писал, или учил, или размышлял. Более всего любил он молитву. Запершись у себя в келье, он долго-долго коленопреклоненно молился, часто до утра.

Добро он любил делать тайно и через доверенных лиц посылал деньги и разные вещи сиротам, в богадельни (при нем их в городе было более двадцати), в дома бедных. Потихоньку, переодетый, подходил он к окнам домов нуждающихся, стучал, произносил: "Примите во имя Иисуса Христа", - и поспешно отходил. Особенно болело его сердце за бедных духовного звания. Там, где были горе и нужда, появлялся владыка, туда его тянуло всей душой. Он любил ходить в тюрьмы, которых много было в Тобольске, и утешал, учил, радовал гостинцами заключенных.

Всегдашний друг просвещения, митрополит Иоанн горячо заботился о созданной его предшественником Тобольской славяно-латинской школе и, выписывая из Киева и Чернигова для школы знающих наставников, часто

употреблял свои доходы. Был он не только богословом, но и стихотворцем, обогатил духовенство и паству многими назидательными сочинениями и тем вооружил православные умы для деятельного и разумного распространения просвещения. Его перу принадлежит удивительный по богатству духовного опыта "Илиотропион, или Сообразование человеческой воли с Божественною волею", изданный в пяти книгах, "Феатрон поучительный царем, князем и владыкам", - об обязанностях властей. Наконец, вся его благоговейная душа отразилась в сочинении "Богородице Дево" и в книге "Богомыслие в пользу правоверных".

Продолжая просветительскую, миссионерскую деятельность в Сибири, святитель путешествовал по краю, отыскивал способных к миссионерству священников, заботился об открытии новых храмов. Так во славу Божию и работал Иоанн до самой своей блаженной кончины, приобретая все более любовь своих духовных детей, которые и при жизни владыки считали его прозорливым, молитвенником дерзновенным. Его блаженная кончина оставила глубокий след в сознании народа, видевшего в нем угодника Божия. Убедился народ в святости своего митрополита и тогда, когда тело его, не будучи предано земле (пришлось ждать возвращения из миссионерской

поездки святителя Филофея), долго оставалось нетленным.

Не сразу мощи святителя оказались в месте, где им предстояло ожидать всеобщего воскресения. Первоначально они находились в Успенском соборе, в приделе Антония и Феодосия Киево-Печерских. Через двадцать шесть лет, после перестроек, могила его оказалась под открытым небом, что очень беспокоило почитателей его памяти, да и сам владыка Иоанн выказывал недовольство, являясь Тобольским архиереям. Тогда над его могилой был сооружен придельный храм во имя небесного покровителя святителя – Иоанна Златоуста. В 1826 году архиепископ Тобольский Евгений просил разрешения перенести гроб святителя "ввиду плохого состояния придела". Спустившись с духовенством в склеп, архиепископ обнаружил останки святителя покоившимися в совершенно целом гробу; клобук и мантия также оказались нетронутыми временем. Со дня успения святителя чудеса, истекавшие от его святых мощей, не прекращали радовать всех с верой притекавших, и до настоящего времени не

прекращаются. Соборным тобольским духовенством записано много случаев благодатной помощи святителя Иоанна. Это побудило произвести освидетельствование его останков. 21 января 1916 года по докладу Святейшего Синода святитель Иоанн был причислен к лику угодников Божиих, а его нетленные останки признаны святыми мощами. Свято чтит земная Церковь святителя Иоанна, молитвенно воспоминая память его вкупе со всем

Собором Сибирских святых.

В настоящее время святые мощи митрополита Иоанна почивают в Покровской церкви города Тобольска. И богомольцы со всей Сибири и из других уголков православной России идут со своими нуждами к раке святителя и получают благодатное утешение по молитвам его.

 Благоговейно прикладывались мы к раке со святыми мощами владыки Иоанна, ставили перед ней привезенные с собой свечи, прикладывались и к иконе Божией Матери, пред которой скончался Владыка Иоанн и которая сейчас помещается слева от его раки. В том же Покровском или зимнем Соборе покоятся нетленные мощи еще одного святого – священномученика Гермогена. Во время отбывания Царской семьей ссылки в Тобольске он был  Тобольским епископом. Сохранилось предание, что однажды, увидев членов императорской фамилии идущими на богослужение в Тобольский храм, владыка Гермоген на глазах у всех благословил их. Есть предположение, что он состоял в переписке с императрицей во время их пребывания в Тобольске и духовно утешал изгнанников. Ревностный служитель Церкви, епископ Гермоген после революции отстаивал каноны истинного Православия, и в 20-е годы принял мученический венец. Его мощи были обретены сравнительно недавно, рака еще не имеет сени над собой и располагается на простой деревянной приступке. Имея Царственных Мучеников и всех Новомучеников Российских своими небесными покровителями, мы с особенным трепетом прикладывались к нетленным останкам священномученика.

Выйдя из Покровского Собора, мы вместе с экскурсоводом отправились внутрь Софийского двора, где находится архиерейский дворец, здание консистории, колоколенка и из которого открывается прекрасный вид на софийский Собор и соборную колокольню. В софийский Собор попасть так и не удалось, так как он реставрируется. Колокольня тоже в настоящее время стоит в лесах, но даже сейчас она поражает своей величественностью. Осмотрели святые ворота, через которые по древней традиции, установленной в 1665 годе Тобольских архиепископом Корнилием,  ежегодно приносится в Тобольск Абалакская икона Божией Матери.  Крестный ход с этой иконой совершается в июне и длится в течение двух дней. В центре софийского двора сейчас идет постройка огромной деревянной сцены. Когда-то именно здесь ставились первые спектакли так называемой «школьной драмы», посвященные событиям Священной Истории. Сейчас на нововозведенном постаменте планируется постановка московским театром трагедии «Борис Годунов». В качестве декораций будут использованы памятники древней архитектуры – Соборы и стены кремля. Все мы вздохнули о таком тесном переплетении духовного и мiрского в сознании современных людей.

Покинув Софийский двор, мы прошлись по Троицкому мосту, огибающему кремль и идущему вдоль самого края обрыва. С моста открывается панорама старого города: старинные деревянные и каменные дома, среди которых возвышается несколько высоких Храмов. Город окружен лесом, а до горизонта тянутся луга, перерезанные реками. Наш гид понемногу рассказывала о Храмах и других достопримечательностях города.

Одной из достопримечательностей является кабинет Царя-Мученика Николая, который сохранился со времен ссылки Царской Семьи в Тобольск. Планируя нашу поездку, мы и не думали, что удастся побывать в таком, не столько исторически, сколько духовно важном и дорогом для нас месте. 

Тобольск в период с 13 августа 1917 по 13 апреля 1918 года условно называют «Тобольским периодом ссылки Романовых».

Будучи наследником престола, Николай Александрович Романов посетил Тобольск в июле 1891 года. Побывал в Кремле, в губернском музее, звонил в ссыльный «карнаухий» Углический колокол. Из крестьян села Покровского Тюменского уезда Тобольской губернии происходил «друг» царской семьи Григорий Распутин. Известно, что при непосредственном участии Романовых был канонизирован в 1916 года Тобольский митрополит Иоанн (Максимович). Именно два последних обстоятельства были отражены в письме императрицы Анне Вырубовой перед ссылкой: «…святой зовет нас туда и наш друг». Романовы ехали в Тобольск..

1 августа 1917 года в Тюмени царская семья села на пароход «Русь». Когда пароход проходил мимо села Покровского, Александра Федоровна сказала своим детям: «Здесь жил старец Григорий. Он ловил в Тоболе рыбу

и возил ее к нам в Царское Село». 6 августа 1917 года пароход прибыл в Тобольск. Для проживания царской семьи был отведен губернаторский дом.

13 августа началось проживание в губернаторском доме. Кроме многочисленной охраны (330 солдат и 6 офицеров) в Тобольск прибыли люди, не пожелавшие отставить царскую семью в трудную минуту. Среди них генерал-адъютант Татищев, гофмаршал кн. Долгоруков, лейб-медик Е.С. Боткин, воспитатель цесаревича Алексея – Пьер Жильяр. Всего 45 человек приближенных и прислуги. Романовы разместились на втором этаже губернаторского дома, их приближенные – в доме купцов Корниловых, гостинице «Лоскутная», домах тобольских чиновников и купцов.

Жизнь Романовых в Тобольске сначала протекала тихо и спокойно. Дети занимались уроками, Николай II работал в кабинете. Затем государь и великие княжны шли на воздух. Во дворе был устроен турник, качели, выкопан прудик для уток. Вечером царская семья собиралась в гостиной: беседовали, играли в карты, пили чай. 8 сентября 1917 года Романовы получили возможность посещать Благовещенскую церковь.

Относительно спокойная жизнь продолжалась до большевицкой революции. В феврале 1918 года Романовых переводят на солдатский паек, так как новая власть заявила, что не имеет средств содержать семью бывшего царя. В это время со стола царской семьи исчезли кофе, сливки, масло, не хватало сахара. За обеспечение Романовых продуктами взялся Иоанно-Введенский женский монастырь. В конце марта арестовали всех лиц, бывших при царе, не исключая прислуги. Обстановка в городе еще более осложнилась, когда Тобольск стал ареной столкновения отрядов Красной гвардии, часто враждебных друг другу.

9  апреля 1918 года в Тобольск прибыл комиссар Яковлев, имеющий мандат, подписанный Свердловым, о перевозке Романовых в Москву. Предполагалось, что царь должен был участвовать в подписании мирного договора с немцами. Однако Яковлев имел и секретное распоряжение перевезти царскую семью в Екатеринбург. Трудность отправки состояла в том, что тяжело заболел царевич. Условия трудной дороги он мог не вынести, поэтому было принято решение оставить его в Тобольске, пока не вскроются реки. 13 апреля 1918 года император, императрица, великая княжна Мария Николаевна с приближенными выехали на Урал. 20 апреля последние Романовы покинули Тобольск, отправившись в свое последнее путешествие.

С благоговейной радостью и трепетом входили в здание, где жили члены дорогой для нас Семьи, поднимались по лестнице, ступени которой помнят шаги святых Мучеников. Сейчас в здание отдано под административные нужды, и только одна комната – «голубой кабинет» Царя – находится в ведении музея. От подлинных вещей Императора  осталось только несколько стульев, остальная обстановка воссоздана по фотографиям: голубые обои, шторы, старинные часы, письменный стол с любимыми книгами Государя, круглая настольная лампа… В углу комнаты – божничка, в центре которой – икона Царственных Мучеников, копия с написанной в РПЦЗ. Экскурсовод рассказывает с интересом и любовью. Мы внимательно слушаем рассказ, делаем фотографии, а в конце просим разрешения всем вместе помолиться перед милым нам образом и тихо вполголоса поем: «Царства земнаго лишение…». Поистине, молитвами святых боговенчанных страстотерпцев совершалось наше паломничество!

 Последним пунктом экскурсии был сад Ермака. С благодарностью попрощались мы с нашим замечательным гидом (подарив ей на прощание икону всех Новомучеников и Исповедников Российских) и, пользуясь тем, что в обеденное время в храме не должно совершаться никакой службы, решились вернуться в Покровский собор и попытаться послужить молебен перед мощами святителя Иоанна. По Божию благоволению нам разрешили это, и мы, стоя с зажженными свечами, пропели молебен с акафистом заступнику всей Сибири, митрополиту Иоанну Тобольскому. На молебне мы помянули (по составленному заранее в дороге длинному списку) прихожан нашего Храма  и других приходов Омско-Сибирской епархии. Еще раз прикладывались к мощам, о.Василий помазывал нас елеем из лампады, прикладывали к раке иконы и четки. Слава Богу, все прошло благополучно, в особенной торжественной и молитвенной атмосфере.

 

Последним памятным местом, которое мы посетили в городе, было городское кладбище, в центре которого стоит Храм Семи Эфесских отроков. В Храм мы не попали, он был уже закрыт, а на кладбище постояли и помолились у братского захоронения Новомучеников, осмотрели могилы знаменитых тоболяков, среди которых - четыре декабриста, сосланных в Тобольск. Долго бродили среди старинных памятников и надгробий, читая старинные, часто составленные умершими еще при жизни, трогательные надписи на них.

Вечером вернулись в Абалакский монастырь и еще раз послужили молебен, на этот раз с акафистом, перед чудотворной иконой Божией Матери. Снова помянули братий и сестер по вере, приложили к святыне иконы и четки. Растроганные молебном, дивным образом Царицы Небесной и величием древнего Храма, многие потом покупали в монастырском магазине Абалакские иконы Богородицы, акафисты перед ней и открытки с видом монастыря.  И снова только за полночь отправились спать.

Следующий день был днем отъезда. Перед тем, как отправиться в путь, мы в последний раз вышли на крутой берег Иртыша. Было 6 часов утра по местному времени. Перед нами снова открылась прекрасная панорама загородных лугов, которые огибал могучий, слившийся с Тоболом Иртыш. Слева от нас на высоком холме, как бы выдающемся в сторону реки, – Абалакский монастырь. Небо с утра было чистым, река переливалась из синего в золотой, воздух дышал утренней чистотой, и все мы стояли перед этой чудной картиной восторженными и горячо любящими свою родину и Бога, создавшего такую красоту. О.Василий предложил спеть всем вместе 33-ий псалом. Во время пения начал звонить большой монастырский колокол – к молитве, и все вместе звучало так умилительно, что остановившаяся с нами вместе в Абалаке незнакомая паломница из МП вышла послушать нас и заплакала от радости: «Никогда еще не слышала, чтобы так молились, двадцать человек – как один».

С таким радостным и молитвенным настроением мы покинули Тобольск. Но на этом паломничество не закончилось: на обратном пути нас ждало еще одно памятное место, связанное с Царственными Мучениками. Мы заехало в село Покровское, где сохранился родительский дом Григория Распутина. Старый, двухэтажный, он почти не пострадал от времени, а вот Храм, построенный на той же улице на средства Распутина, в советское время снесли. Местные жители еще помнят, где он находился и как выглядел. Сейчас в доме Распутина находится музей,  хранитель музея живет в Тюмени и приезжает для экскурсии по вызову, поэтому внутрь дома нам попасть не удалось.  Мы постояли возле него, сделали несколько фотографий, поговорили со старожилом села. Так, воспоминаниями о Боговенчанных Стастотерпцах и молитвенными обращениями к ним была пронизана вся наша поездка.

Обратный путь был проделан тихо, с молитвой, с чтением псалтири, канонов, акафиста. В Омск приехали ночью, радостные и напитавшиеся, по милости Божией, духовной пищей. Через день, после воскресной Литургии, в Храме Царственных Мучеников был отслужен благодарственный молебен ко Господу о благополучном совершении паломничества.

Слава Богу, милующему нас и внимающему молитвам наших заступников: Своей Пречистой Матери, святителя Иоанна, священномученика Гермогена, святых Царственных Мучеников и всех святых!

 

 Светлана Авласович,

г. Омск, приход Свв. Царственных Мучеников

 
«Церковная Жизнь» — Орган Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви.
При перепечатке ссылка на «Церковную Жизнь» обязательна.